Барокко — это сегодня. Кукольная опера «Китаянки» театра «Трикстер» на выставке «Театрократия» в Царицыно

Царицыно — не ближний свет для столичного жителя. Тем более ценно, когда появляется повод приехать сюда не только за красотой природы, но и за комплексным культурным впечатлением, которое обеспечит «Театрократия» — выставка, посвященная опере и Екатерине II. Театр «Трикстер», создавший специально для выставки современную версию камерной оперы Кристофа Виллибальда Глюка «Китаянки», успешно доказывает: опера, особенно барочная — это изящное и забавное развлечение, от которого очень просто получить удовольствие вне зависимости от степени подготовленности.

По репертуару независимого «Трикстера» видно: режиссеры (Мария Литвинова и Вячеслав Игнатов) и художники (Ольга и Елена Бекрицкие) любят создавать объемные, колоритные футуристические образы, а также миксовать возможности кукольного, теневого и интерактивного драматического театра. Подтверждая свое название, команда подробно изучает всю подноготную исторической эпохи и суть произведения — и предлагает новые правила игры. Трикстер как он есть. С «Китаянками» получилось ровно то же: опера Глюка приобрела интересные рифмы с современностью и встала на прочную историческую опору — куклы и находки с игрой масштабов, характерные для «Трикстера», оказались в новой трактовке более чем уместны.

По словам режиссера, выбранная форма — отсылка к тому, как в XVIII веке тиражировался театр. Из столицы на гастроли практически не выезжали, потому что масштабные декорации и возить было дорого, и размещать негде, поэтому небольшие города засылали на премьерные спектакли своих художников: те судорожно зарисовывали всю сценографию, какую только успевали увидеть, а затем привозили эскизы домой и делали дублирующий кукольный состав, ну а пели уже местные актеры. «Китаянки», представленные в Царицыно, собраны по тому же принципу: шесть артистов-кукольников управляют персонажами и декорациями вокруг них, а солисты вокального ансамбля INTRADA и ансамбль «Персимфанс» под руководством Петра Айду отвечают за партитуру.

Сложный, но слаженный исполнительский механизм и другие находки современных «Китаянок» интересны не только сами по себе — они передают дух эпохи Барокко, когда была написана опера. Театральное искусство в то время развивалось очень активно: в соответствии с экзистенциальной идеей о диалоге человека с огромной, но постижимой вселенной, на сцене появлялись объемные декорации и игры с перспективой, по-разному воспринимаемой из разных точек, а за и под сценой обреталась всяческая театральная машинерия, позволявшая в мгновение ока возводить целые миры. Главная цель эпохи — стереть границу между реальностью и иллюзией, попробовать заглянуть на изнанку и осознать себя там — раскрывается и в современном прочтении «Китаянок», несмотря на их изначальную камерность.

Сюжет оперы отсылает к будущему. В новом либретто Екатерины Поспеловой герои живут в утопическом мире без насилия и жестокости, и есть только одно место, где они могут почти по-настоящему испытать «старые» человеческие эмоции — в игровом клубе «Китай». Это не казино, а клуб для VR-игр с полным погружением: на участников надевается костюм и шлем, и они перемещаются в любимые сюжеты, отрешаясь от реальности. По сюжету, три подруги, проводящие дни в этом клубе, пытаются убедить молодого человека, брата одной из них, что игры — это очень хорошо. Брат не верит, и они приглашают его надеть шлем с толстыми цветными проводами и отправиться в виртуальное путешествие вместе с каждой из них. Если юноше понравится, он присоединится к клубу, а если нет, вся компания больше никогда в него не вернется. Во времена Глюка сюжет был не менее фантастическим: Китай мыслился как загадочная страна, где все счастливы и богаты, и героини представляли европейскому зрителю сладкую грезу.

Параллельно «Китаянки» занимаются самоадвокацией жанра. В исходном сюжете три героини соответствовали трем направлением оперного искусства — серьезной opera seria, комической opera buffa и лирическо-деревенской pastorale. Точно так же, как в XVIII веке, сегодняшняя постановка становится в один ряд с событиями edutainment-сферы, то есть такими, которые одновременно развлекают и обучают. Красочные куклы, игра со светом и неожиданное масштабирование (вот руки ведут куклу ростом с полчеловека, а вот уже маленькая тень героя шагает по силуэту актрисы, напоминающему очертания холмов) сочетаются с достаточно легкой музыкой, характер которой несложно понять. Трикстерианские находки порой подводят к сюрреалистической грани, и внутренний ребенок, сидящий в каждом взрослом, открывает рот от удивления: неужели с оперой, серьезным классическим жанром, можно так? Оказывается, еще как можно, и это снова говорит в ее пользу. Театру «Трикстер» удается напомнить: опера может быть легкой, красивой, веселой, недлинной и даже посвященной играм, а значит, может иметь отношение к нам сегодня.

Камерную оперу «Китаянки» показывают в небольшом зале музея Царицыно, сразу после выставки «Театрократия», открытой до 9 января 2022. Если прийти заранее, стоит не спеша — и обязательно читая кураторские тексты, написанные очень доступно! — пройтись по экспозиции и узнать, как Екатерина II делала вид, что не любит оперу, но при этом построила для нее отдельное здание, сама написала несколько либретто и, в сущности, управляла страной с помощью театрально-музыкальных предпочтений народа. Если вы вдохновитесь на дальнейшее вокругоперное «хулиганство», то оставайтесь еще на час и смотрите отдельный спектакль в VR-очках, созданный Ильей Кухаренко, Михаилом Патласовым и Ингеборгой Дапкунайте: в нем семь опер, написанные Екатериной, звучат на новый лад и увеличивают импульс веры в оперу как в прогрессивное, интересное и провоцирующее искусство.