Матс Эк и Ана Лагуна на фестивале «Дягилев P.S.». Алхимия любви

В этом году организаторы «Дягилев P.S.» сделали публике по-настоящему драгоценный подарок: выступление Матса Эка и Аны Лагуны. Шведский хореограф, танцовщик, театральный режиссёр, «сумрачный гений», классик танца модерн, балетный реформатор и его супруга и муза официально покинули сцену в 2016-м. Их появления на ней с тех пор можно сосчитать по пальцам одной руки, и это логично: Эку 74, Лагуне — 64. Поражает то, сколько в них при этом огня и энергии! А ещё — мудрости и света. Хотя это как раз уже не удивительно.

Фото: Ксения Хуттер

В одном из интервью Эк говорил, что не имеет цели во что бы то ни стало рассказывать человеческие истории — просто ищет воплощение интересных ему идей средствами профессии. Но то ли что ни делает художник — всё получается немного о себе, то ли натренированный на интерпретацию мозг видит связи даже там, где их нет (а может, и то, и другое), но каждый из актов вечера выглядит как самодостаточный сюжет, а все они вместе составляют единую историю. Или скорее формулу: первый о любви, второй — о творчестве, а в третьем эти составляющие, только в таком, лабораторном, формате и разделимые, синтезируются вновь в нечто более чистое и настоящее, чем жизнь.

Фото: Наталья Куранова

В послании Эка в Международный день танца в 2003 году были такие слова: «Танец — мышление с помощью тела. Существует много мыслей, которые может думать только тело». Если так, то «Память» — это именно такое, телесное, размышление о любви в проекции времени. Эк здесь как будто стремится прожить то, чего боится, преодолеть страх потери, разведав алхимию чувства: как нежность, доверие, уважение, принятие, почти болезненная нужда друг в друге, умение встречать сообща и проблемы, и радости с годами переплавляются в непостижимый материал, который за неимением более точного слова называют настоящей любовью. Может быть, вот он, легендарный философский камень, побеждающий смерть? Когда зритель почти уже в это верит, оказывается, что в формуле не хватает критически важного компонента. И он появляется в следующем номере.

Фото: Ксения Хуттер

«В сторону лебедя» Алексея Мирошниченко — это квинтэссенция творчества, отрывок из бесконечного процесса работы, сжатый и воплощённый двумя юными альтер-эго мастеров (их танцуют Олеся Новикова и Александр Сергеев). Они показывают рождение персонажа: как ваяется безупречная маска, как образ прирастает к телу, и Одетта-Одиллия перестаёт быть человеком и становится некоей фантастической сущностью, почти птицей. Получается совершенно несентиментальное, очень физически пронизывающее высказывание о творчестве и вере в него, без которой невозможно волшебство.

Фото: Наталья Куранова

Если «Память» — это нежная фантазия, а «В сторону лебедя» — чистая холодная абстракция, то «Топор» конкретен, как стальное лезвие, вгрызающееся в древесину. Дуэт Аны Лагуны и Ивана Аузели — о жизни в паре, о болезненных поисках взаимопонимания, о боли, которую способны причинить друг другу методичный, сосредоточенный на деле мужчина и чувствительная, темпераментная женщина. О работе, которая неизбежно ранит, но не может быть остановлена, потому что поставляет необходимое для жизни обоих топливо. И о том, как в этом союзе острого металла и мягкой, уязвимой кожи, в единении противоположностей, в постоянном взаимном труде только и может существовать любовь, такая, что побеждает смерть.

Фото: Наталья Куранова

…Смотришь на них на сцене — и с сияющей уверенностью приходит мысль, которую вернее было бы станцевать, слишком уж банально и неискренне выглядит её словесное выражение: настоящая, вечная любовь — есть.

Поделиться ссылкой: