«Самое несносное в любви — это спокойствие!»: премьера «Плутни Скапена» в театре «Сатирикон»

Новый театральный сезон «Сатирикон» открывает эксцентричной постановкой, где объединяет комедию dell’arte и лёгкий фарс. Но вместо шутовских костюмов и пышных декораций зрителей ждет аскетичное пространство сцены, персонажи с черно-белых фотоснимков начала ХХ века и современное переосмысление французской классики.

Источник фото: официальный сайт театра

Пьесу «Плутни Скапена» («Проделки Скапена») Мольер написал в 1670-ом и сам выступил в роли главного героя на сцене парижского театра «Пале-Рояль». Сюжет пьесы прост и прозрачен: легко догадаться, что в финале всех ждёт happy end под звуки вальса Мендельсона. Но величие французского комедиографа в том и состоит, чтобы простоту облачить в яркие, остроумные и даже философские одежды. Мольер заимствовал отдельные сцены у своих коллег, но при этом сумел выстроить лаконичный драматургический скелет, на котором зиждется основной конфликт отцов и детей. Проблема с женитьбой непослушных сыновей разрешается абсолютно парадоксально, но этому предшествует цепочка невероятных проделок обаятельного слуги Скапена.

Источник фото: официальный сайт театра

Эта история в «Сатириконе» превращается в криминальную комедию, режиссером которой выступает Константин Райкин. Он осовременил сюжет, но избегая неправдоподобности, остановился на 1930-х годах: припудренные дамские лица, парики, жилеты, придающие стройность мужскому телу, кожаные саквояжи и пистолеты.

Игровые буффонадные сценки становятся основной лексикой спектакля. На актёра здесь возлагаются все функции и задачи: без ярких костюмов и декораций, без ослепительных световых решений, движущихся конструкций и всего того, что могло бы отвлечь внимание от игры. Сцена с воображаемым приготовлением закуски заставляет поверить, что перед зрителями действительно стряпается что-то аппетитное, а на «шампуре» остывает шашлычок. Хотя вместо шампура здесь барабанные палочки. Они неслучайны, ведь центральным и единственным элементом оформления становится барабанная установка (художник-сценограф – Борис Валуев). Герои постоянно так или иначе к ней обращаются, барабаны помогают им в сценах драк, а звуковые эффекты придают действию выраженного темпоритмического окраса. Пульсирующей волной их дробь усиливает эмоциональный накал и завинчивает гайки мольеровской интриги.

Источник фото: официальный сайт театра

Главным интриганом становится, согласно традиции dell’arte, хитрый и смекалистый слуга, которого играют в два состава абсолютно разные по типажу актёры – Алексей Бардуков и Артем Осипов. Первый – нежный лель с чертами лирического героя, а второй – брутальный и харизматичный джентльмен удачи. Роль Скапена потребовала от обоих максимально органического правдоподобия и внутренней легкости. Тут и пантомима, и откровенная буффонада, и, присущий только пьесам Мольера, особенный шарм и гармоничность слога. Прекрасное партнёрство на сцене не превратило роль Скапена в бенефисную работу.

Жеронт в разработке Дениса Суханова – невероятно привлекательный образ. Несмотря на тривиальность амплуа «жадного еврея», актёр смог уверенно перешагнуть банальную карикатурность. Его Жеронт вызывает смех, иронию, жалость и тёплую симпатию. В сцене, когда беднягу обводит вокруг пальца Скапен, заставляя просидеть уйму времени в мешке и испытать на своей спине побои, – Денис Суханов как-то особенно драматически позволяет взглянуть на Жеронта. Его «еврейский папа» невольно становится одним из наиболее лаконично выписанных героев, в котором проглядывается вся полнота биографии. Актёр играет невероятно страстно и открыто, его харизма и энергичность не ослепляет, а с хирургической точностью вскрывает «нутро» характера. Совсем другим предстает второй «папаша», Аргант в трактовке Григория Сиятвинда. Здесь больше драматической тени и размеренности. 

Невозможно представить комедию dell’arte без парочки влюбленных, а в истории Мольера этих пар целых две! Их играют молодые, энергичные и красивые актёры: Илья Денискин и Алексей Фалько разделили роль Октава, а Никита Смольянинов и Никита Григорьев – роль красавчика Леандра. Мнимую цыганку, а на самом деле дочь Арганта исполняют харизматичная Елизавета Мартинес Карденас и Анна Петрова. Странноватая барышня Гиацинта с игрушечной собачкой на поводке в рисунке Алины Доценко и Софьи Щербаковой соединяет элементы клоунады и отрешенность, эмоциональную сдержанность.

Художник по костюмам Мария Данилова сумела аккуратно стилизовать героев под эпоху гангстерских 30-х. Точные лаконичные аксессуары дополняют даже небольшие роли, какими здесь выступает традиционная группа дзанни: кормилица Нерина (Елена Березнова), плут Карл (Павел Алексеев и Кирилл Бухтияров), Певицы в черных париках (Елена Голякова и Розалия Каюмова) и элегантный Певец (Ярослав Медведев). Хороводом эти певцы двигаются по сцене, то набросив на плечи «цыганский» платок, то, куражась, затянут известный хит. 

«Плутни Скапена» в прочтении Константина Райкина – это очень смешной, легкий, жизнеутверждающий и, что особенно ценно, – добрый спектакль! Человеческие пороки здесь не объекты грубых насмешек, а скорее повод обратиться к спасительной самоиронии. Под шлейфом юмора, как и положено любой добротной комедии, скрывается философский взгляд на человека как на неотъемлемую часть природы. Эпохи сменяют друг друга, люди без устали изобретают новые механизмы, облегчающие их жизнь, но человеческая душа остаётся неизменной и требует ежечасной огранки. Константин Райкин попытался вывести на сцену нового Скапена, для которого нет времени, он странствует по страницам истории и вызывает гомерический смех, умиляет своим простодушием и заставляет задуматься над собственным отражением в зеркале.