«Мир принадлежит сильным!». Премьера спектакля «Пролетая над гнездом кукушки» в театре им. М. Ермоловой

«Спектакль – диагноз времени и обществу. Про свободу внутри и свободу во внешнем мире. Про поиск себя…», – признаётся режиссёр спектакля «Пролетая над гнездом кукушки» Дмитрий Акриш. Премьера состоялась 22 сентября на основной сцене театра им. М. Ермоловой, продолжив список мощных классических текстов, с которыми привык работать коллектив.

Американский писатель Кен Кизи обрел мировую славу во многом благодаря роману «Пролетая над гнездом кукушки». Его историю о пациентах психиатрической клиники обессмертил кинорежиссёр Милош Форман, чья лента стала одним из значимых событий «новой волны» американского кинематографа 1970-х годов. Главного героя – смелого нигилиста – сыграл Джек Николсон, сформировав определённое клише персонажа. В спектакле Дмитрия Акриша образ обаятельного преступника примерил актёр Никита Татаренков. Его Макмёрфи несомненно обладает дерзкой харизмой, но все-таки над ним довлеет лиризм и мягкость мечтателя.

Фото: Татьяна Мордвинова

Дмитрий Акриш признаётся, что для него важно «обнажить» второстепенных персонажей.  И ему это удаётся, ведь встреча с беременной женой, равно как и диалог Билли (Андрей Мартынов) с матерью – энергетически самые сильные и мощные эпизоды. Когда на сцене появляется Елена Силина в роли матери, слепо верящей в болезнь сына, – градус эмоционального накала достигает максимальной отметки. Актриса словно гипнотизирует своего партнёра, между ними возникает невидимый разряд: ещё секунда, и эта волна накроет весь зрительный зал. Елена Силина на десять минут безапелляционно овладевает залом и для этого ей не нужна излишняя патетика. Наверное, именно патетичности и пытался избежать режиссёр, максимально приблизив истории душевнобольных к нашей обыденной жизни. Его герои не кривляются, не бьются в конвульсиях и не корчат рожи. Главная их болезнь – страх.

Фото: Татьяна Мордвинова

Эта мысль наиболее полно раскрывается в образах, которые воплощают на сцене Георгий Назаренко и Сергей Бадичкин. Их герои – одинокий старик и влюбленный в медсестру (Наталья Селивёрстова) недотёпа. Актёры не только точно иллюстрируют болезнь героя, граничащую с неизлечимой фобией, но и делают персонаж живым, правдоподобным, с чётким контуром поведения.  

Когда в сером пространстве, с жалюзи и мигающими люминесцентными лампами появляется «стервятница» Милдред Рэтчед, и без того холодная картинка обледеневает. «Этот режиссёр всё видит и чувствует, от него нельзя ничего скрыть!», – рассказывает Светлана Головина, воплотившая образ «стервятницы», старшей медсестры поликлиники, главного врага Макмёрфи. Её персонаж несёт в себе идею подавляющей системы, которая перемалывает в своих жерновах человека, подчиняет себе его волю и лишает свободы.

Фото: Татьяна Мордвинова

Но Светлана Головина всё же смягчает героиню, оправдывая её жестокость горьким одиночеством. Чем ближе к развязке, тем больше начинаешь сочувствовать Милдред. Когда она от безысходности нежно обнимает Билли, а он поднимает её, как беззащитного ребёнка, они застывают словно малоизвестная скульптура на одном из тысяч морских побережий. Только вот вместо звуков прибоя, на сцене болезненно отмеряет секунды метроном. Дмитрий Акриш осознанно отказывается от музыки: только раз прозвучит американский хит, будто по ошибке включённый непослушным пациентом. Режиссёр также отказывается от оптимистичного финала, обрезав сюжет на полуслове. Макмёрфи остаётся в лечебнице, а о судьбе других пациентов можно только догадываться. Известная сцена, когда Вождь душит сломленного Макмёрфи и сбегает – в спектакле отсутствует.

Фото: Татьяна Мордвинова

Центральным элементом оформления сцены становится полуразрушенный столб, символически отражающий обезображенные, больные души героев. Они загнаны в стеклянный аквариум и, что самое страшное, находятся здесь добровольно. «Мир принадлежит сильным!», – невзначай брошенной фразой герои очевидно пытаются оправдаться. Там, за прозрачным, залапанным пальцами стеклом – грубый и жестокий мир, где жены изменяют мужьям, сыновья забывают о стариках родителях, а матери не способны выпустить сына из-под юбки. Обнаженная фигура молчаливого пациента (Даниил Могутов) несет в себе библейский подтекст. Его страдальческое и измученное тело, будто минуту назад было снято с креста. Голгофой для него теперь служит палата лечебницы.

Фото: Татьяна Мордвинова

Дмитрий Акриш выворачивает наизнанку героев, демонстрируя их крупные планы на экране (автор видео – Алексей Шубин). Безэмоциональное лицо, оголённые плечи, простой и чистый взгляд – это тот свободный человек, который сидит в каждом персонаже и которого пытаются убить лоботомией. Спектакль «Пролетая над гнездом кукушки» не о свободе, а скорее о поиске границ свободы.

Фото: Татьяна Мордвинова

Макмёрфи не находит выход из лечебницы, которая только на первый взгляд ему кажется хрупкой и ненадёжной. Стоит только посильнее нажать на стеклянную стенку или выбежать вот в эту дверь, но нет… За стеклом неизвестность, пустота, мир грубых разочарований. И так будет всегда, пока человек не отыщет свободу внутри самого себя. Только тогда он сможет осознать, что на самом деле не существуют никаких прозрачных перегородок, замков, бесчисленных дверных проёмов, журналов и «стервятниц». Никакая социальная или политическая система не в силах поработить волю человека, если только он сам этого не захочет.