Простые сложные вопросы. Спектакль «Обыкновенная история» в Театре Маяковского

Когда встает вопрос о просмотре сценического воплощения классического литературного произведения в рамках школьной программы, учителя и родители подходят к нему с опаской. Не секрет, что постановки в современном театре иногда настолько далеки от исходного материала, что роман, повесть или пьесу узнать не всегда возможно. Кроме того, важно, чтобы юноши и девушки не только услышали и восприняли текст, но и не уснули от скуки, а в идеале – были полностью поглощены происходящим.

Именно такой спектакль представил в самом начале нового сезона Театр Маяковского. «Обыкновенная история» по роману Ивана Гончарова поставлена режиссером Никитой Кобелевым с молодыми актерами – выпускниками ГИТИСа. Дипломная работа студентов Мастерской Миндаугаса Карбаускиса теперь включена в репертуар театра.

Нужно отметить, что это уже четвертый спектакль ребят, по заслугам перенесенный из аудиторий на сцену театра. «Обыкновенная история» присоединилась к постановкам «Йокнапатофа», «В день свадьбы», «Москва. Дословно».

Фото: Анна Смолякова

История, и в самом деле, обыкновенная. Что может быть понятнее, чем приезд провинциального юноши в столицу? Тем более, что почти за двести лет, по сути ничего и не изменилось. Пылкий мечтатель Александр Адуев попадает на попечение к дядюшке – прожженному цинику Петру Ивановичу Адуеву. В борьбе противоположностей не будет победителя, но метаморфоз на пути – с избытком.

Фото: Анна Смолякова

Эти метаморфозы режиссер Никита Кобелев иллюстрирует весьма необычным способом: младшего Адуева играют сразу пять актеров. Каждый из них по-своему понимает и проживает одного персонажа, проходя путь от детской наивной восторженности до взрослого скептицизма и равнодушия. Главный «удар» приходится на Ивана Ковалюнаса, играющего «предисловие и финал» Адуева как личности.

Фото: Анна Смолякова

Два возраста играет и Юлия Марычева: игривую кокетку Наденьку Любецкую и тетку главного героя Марью Горбатову разнит разве что внешний антураж, а «невыносимая легкость бытия» читается в обеих. Но если личность Александра претерпела глобальные изменения, то Марья – все та же Наденька, просто вместо белого девичьего платья теперь на ней гротескный, почти клоунский наряд: платье «в жутких розочках», старушечья кофта и меховая шапка из 70-х.

Фото: Анна Смолякова

Несмотря на то, что дамы в спектакле не ходят «в кринолинах», перенос действия в современность обходится малой кровью. Оригинальный текст не изменен (кроме немногочисленных ироничных вкраплений),  лаконичная сценография позволяет сосредоточиться на актерских работах, а звуковое сопровождение ненавязчиво и к месту. Кроме того, каждый из музыкальных инструментов, в каком-то смысле, олицетворяет того или иного персонажа.

Фото: Анна Смолякова

Что же касается главного героя – Петра Ивановича Адуева (хотя о его главенстве в этой истории можно поспорить), то актер Кирилл Кусков сознательно приглушает образ персонажа, обходясь без ожидаемой эксцентричности и демонстративной «отрицательности» столичного дядюшки. За спокойствием и равнодушной прямотой  высказываний хорошо просматривается внутренняя раздвоенность, борьба противоречий, вынужденное смирение и холодный разум, который и рад бы пылать чувствами, но «надо, господа, дело делать». Вплоть до финала фигура Петра Ивановича выглядит абсолютно цельной, непоколебимой и мужественной, особенно на фоне истеричных юнцов, не способных держать в руках собственную жизнь. 

Фото: Анна Смолякова

Как бы не выглядели со стороны герои этой истории, дать точное определение «хороший-плохой» все равно не удастся. Как и в нашей обычной жизни, здесь нет только черного и белого, но есть много нюансов, над которыми стоит задуматься. Режиссер предоставляет каждому зрителю, независимо от возраста, возможность проанализировать на примере персонажей собственные установки и стремления, понять, насколько мы зависимы не столько от людей, сколько от обстоятельств и устоят ли наши принципы под их воздействием.