Лирическая комедия «‎Душечка» в «‎Балтийском доме»: полюбить, потерять, повторить?

На сцене темно. Приглушённым верхним светом залиты два стула: большой солидный и маленький аккуратный под его правым боком. Так встречает зрителя «Душечка» — премьера в театре-фестивале «Балтийский дом». При этом чтобы попасть на спектакль, необходимо пройти по внутренним коридорам театра и оказаться на главной сцене, отделённой на вечер от громадного зрительного зала. Камерная обстановка со всего восемью рядами кресел как нельзя лучше подходит рассказу Антона Павловича Чехова о милой провинциальной даме и её влюбленностях и потерях.  

Сразу после публикации «Душечка» разделила читателей на два лагеря: у одних героиня вызвала сочувствие и понимание, а у других — презрение и порицание. Эта фирменная неоднозначность произведений Чехова — с его лаконичным стилем, тонким юмором, яркими образами и отнюдь не случайными деталями — нашла свое отражение и в новой постановке Александры Мамкаевой

Фото Стаса Левшина

Центром внимания осталась Ольга Семёновна Племянникова и её взаимоотношения с мужчинами. Однако драматург Виктор Бугаков уверенно и органично ввёл в историю новых персонажей: крестьян Старуху (Наталья Парашкина), Дышло (Олег Куликович) и Язву (Александр Павельев) и некоего оратора Запойкина (Анатолий Дубанов). Именно они становятся олицетворением безликого в рассказе общества: на их глазах разворачивается драма хозяйки дома, с их слов мы узнаем о происходящих «за кадром» событиях. 

История начинается с того, что Ольга Семёновна сидит одна, ссутулившись в черной вуали на маленьком стуле, и оплакивает умершего отца, о котором она с любовью заботилась в последние годы. Чёрный квадрат сцены проекция её внутреннего мира. Сейчас он пуст так же, как и сиденье подле Душечки. Но стоит рядом присесть очередному мужчине, как сцена трансформируется то в театр во главе с нервным антрепренером Кукиным (Арсений Воробьев), то в лесопильный склад со степенным хозяином Пустоваловым (Александр Плаксин), то в дом военного ветеринара Смирнина (Егор Лесников), то в комнату его сына гимназиста Саши (Костя Ионкин). А в самые памятные для Душечки мгновения на сцену опускается фоторамка и с яркой вспышкой запечатляются моменты её наивысшего счастья и наибольшей боли. 

Фото Стаса Левшина

Каждый эпизод семейной жизни Ольги Семёновны — отдельная история со своей завязкой, кульминацией и развязкой. Основные сюжетные моменты повторяются, но остаются увлекательными за счет объёмности, проработанности характеров мужей Душечки, и добавляют происходящему комичности. 

Юмор в спектакле под стать рассказу: изящный, местами добрый, местами более ироничный, скорее вызывает улыбку, чем громогласный смех. Весь ансамбль артистов блестяще отыгрывает каждую мизансцену. Так что комедия здесь действительно имеет место. А на лирические переживания помимо сюжета настраивает и мелодичная музыка с тревожными нотками, которая перемежается мотивами народной свадебной песни «Земляничка-ягодка». Поддерживают провинциальную атмосферу русской глубинки и костюмы, выполненные в мягкой пастельной гамме серых, белых и коричневых цветов. 

Фото Стаса Левшина

Душечка — героиня своего времени, до расцвета феминизма ещё далеко, сложно определить, откуда берется её потребность любить и отдавать всю себя в процессе. Врожденная ли это черта характера или плоды строгого воспитания отца, подкрепленные общественными установками? Так глубоко в прошлое Душечки мы не заглядываем, остаётся только строить догадки на основе её поступков в настоящем. Но факт остается фактом, Ольга Семёновна любит каждого мужа самозабвенно, поэтому тяжело переживает боль потери и начинает бояться стука в дверь: вдруг это очередная скорбная телеграмма. 

Любят ли её мужья также сильно в ответ, или она им просто удобна? Ведь Ольга Семеновна подобно зеркалу отражает каждого мужчину, перенимает его привычки и взгляды, наполняется им. Так, что от неё самой практически ничего не остается. А без любви есть только внутренняя пустота, и потребность заполнять её заставляет Душечку ходить по кругу событий. Что она ищет? Свои ответы авторы дают ближе к финалу спектакля. И они вписаны в происходящее так же тонко, как и в первоисточнике, поэтому мнения вновь могут начать разниться, преломленные через призму личного восприятия. Всё как завещал Антон Павлович. 

Фото Стаса Левшина