«Красное» в театре Новая Опера. Цветные сны о черной печали

Проект для Камерного хора Новой оперы, задуманный хормейстером театра Юлией Сенюковой и режиссером Алексеем Вэйро, начался в 2014 году с «Черного» (спиричуэлз), два года спустя появилось «Белое» (музыка эпохи Ренессанса), а в 2017 увидела свет хоровая опера «Красное», последняя часть этой трилогии.

Все три части – редкое удовольствие, в том числе и буквально, потому что «поймать» их в репертуаре еще нужно постараться. Но если вы всё-таки попадете хотя бы на один спектакль, обязательно придёте снова. 

Прежде всего следует признаться в любви хору «Новой оперы». Мы писали о фестивале хоровой музыки «Иное-4», где одинаково прекрасно и мастерски звучали Пуленк и Бах, барочная музыка и песни черных рабов американского Юга. К Юлии Сенюковой можно отправлять руководителей всех рангов и мастей вместо дорогих тренингов по командообразованию – результат виден и слышен с первых тактов. Ощущение единого организма, когда понимание, поддержка чувствуются в воздухе. Это только звучит пафосно, а выглядит такое единение естественно и гармонично. А как это звучит, пожалуй, бесполезно рассказывать – нужно слушать. В «Красном» перед вокалистами стоят совсем непростые задачи. И вновь они с этими задачами блестяще справляются.

Опера Татьяны Шатковской-Айзенберг соткана из стихов Лорки, Рильке, Айзенберга, народных испанских и сефардских песен, «предчувствия гражданской войны» и ужаса бомбардировки Герники. Начинаешь сомневаться, что композитор сидит здесь же, в зале, а не родился и жил в Испании времен диктатуры Франко. Очень испанская и вместе с тем очень авторская музыка. Не просто сборник песен, а действительно опера, сюжет которой строится вокруг одного дня. То, что было в знаменитом ответе Пикассо нацистам: «Это вы сделали?» — «Нет, это сделали вы!». Музыка ведет нас от мира к войне, от счастья к ужасу. И снова к надежде. Больно и страшно. Падают черные туфли, гудят самолеты, Смерть-Судьба совершает свой обход. Но в финале звучит «Любовь моя, цвет зеленый…» – один из самых лирических и волшебных романсов Лорки, великого поэта ХХ века, расстрелянного за год до «смерти» Герники (бомбардировка этого города считается первым массовым воздушным террористическим актом в истории человечества). Герники нет, Лорки нет, но есть память. И благодаря музыке «Красного», благодаря виртуозности хора не покидает ощущение, будто ты тоже там, среди дымящихся руин и материй, качающих мертвых детей.

Художник всех частей трилогии – Этель Йошпа. Не видела еще ни одной её работы, которая бы не понравилась. Но это из области субъективного, а вот утверждать, что каждая постановка Йошпа не похожа на предыдущую и запоминается, являясь важной визуальной составляющей спектакля – наверное, можно. В «Красном» всё лаконично, прозрачно. Полунамеки, неявные абрисы и легкие акценты – так, как бывает только во сне.

Сон кровавый и экспрессивный, красно-черный. С солистами, превращающимися в людей без кожи. Так тонко и честно всё на сцене, что неудивительно видеть плачущих артистов в финале. 

Страница спектакля на сайте театра