Участники фестиваля «Уроки режиссуры». Полина Кардымон

Полина Кардымон в 2014 году поступила в Новосибирский государственный театральный институт, специализация «Режиссер драмы» (курс А.Крикливого и И.Панькова). На фестивале «Уроки режиссуры» представлен спектакль «Фрагменты любовной речи». Интересная постановка, в которой каждой зритель смотрит разную историю. Мы задали Полине несколько вопросов о том, каким театр должен быть сейчас и что в нем самое важное.

– Какой театр нужен современному зрителю?
– Не глупый.

– Как в разнообразии новой драмы и классики выбрать, что ставить?
– Найти своего драматурга и работать с ним бок о бок, чтобы он помогал в выборе материала. Сотрудничать с драматургом.

– Как изменился язык театра за последние 10 лет?
– В лучшую сторону, я думаю. Стал очень внятным. Меня не смущают голые перформеры, отсутствие артистов на сцене, какой-то абсолютно полярный новый опыт. 

– Чего сейчас не хватает в театре?
– Не хватает диалога. В театре нет разомкнутости – кругом закрытые касты, театральные тусовки, в которых зачастую правит кумовство. Много безостановочного самолюбия. Не хватает горизонтали. В театре ее нет. И скорее всего в российском, в русском государственном театре такого не будет никогда.

– Какую миссию несет театр сейчас? Просвещение, развлечение, эмоциональное воздействие?
– Я вообще не верю в миссию. Возможно, терапевтическую, психотерапевтическую. Возможно.

– Что Вы ставите во главу угла в своих спектаклях?
Во главу угла ставлю артиста, который играет не персонажа, а самого себя. Например, в спектакле «Фрагменты любовной речи» все сюжетные линии писались только тогда, когда мы с артистами очень плотно познакомились. На основе их ощущений мы создали текст, драматургию, сюжет. Мы отталкивались от того, что артисты рассказали нам о себе, о своем понимании любовного чувства. И для меня это важно.  Когда артисты вместе с тобой проделывают колоссальную, огромную работу, а не функционируют – это огромное счастье. В Новосибирске один журналист сказал, что Полина Кардымон «топит за горизонталь». Возможно, это так. 

– Насколько сильно различается театр столиц (Москва, Спб) от театра регионов?
– Мне кажется, в регионах, в Новосибирске в частности, у театров, которых довольно немного, нет права на ошибку, даже чисто коммерчески. А в Москве как раз есть проекты удачные и не особо. В Москве и Питере больше веер вариантов – количественно больше, из-за того они и идут быстрее. Но, как показывает опыт, в регионах самые большие открытия случаются. 

– Какое собственное достижение в режиссуре Вы считаете наиболее значимым на данном этапе?
– Я без ума от всех моих проектов. Большое достижение – моя отличная команда: художник, дизайнеры, драматург, художник по свету, хореограф – все очень талантливые!

– Что бы Вы посоветовали начинающим коллегам-режиссерам?
– Думать головой. Не всегда слушать с открытым ртом мастодонтов русского и мирового театра. Больше и чаще слушать себя.