Участники фестиваля «Уроки режиссуры». Саша Толстошева

Саша Толстошева в 2016 году окончила Театральный институт им. Б.Щукина (курс Юрия Погребничко). С 2013 года – режиссер и актриса театра «Около дома Станиславского». На фестивале представлен спектакль Саши «День рождения Смирновой». Мы задали режиссеру несколько вопросов о театре, его языке и изменениях, которые произошли за последние 10 лет.

– Фестиваль «Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры» важен? Если да, то для кого – для зрителей, участников или просто как событие?
– На мой взгляд, любой фестиваль важен. Главное, чтобы в нем ни в коем случае не было соревновательной природы, какого-то соперничества за что-то лучшее… В этом есть некая неправда, мне кажется. Любой фестиваль – это возможность посмотреть то, что ты никогда не увидишь, встретиться с людьми, с которыми ты не знаком, что-то обсудить. Разным людям – режиссерам, авторам, артистам, зрителям – дается возможность на какое-то время побыть в диалоге, в котором, возможно, они никогда бы не оказались, не будь этого фестиваля.

– Какой театр нужен современному зрителю?
– Каждому человеку нужен свой театр. Каждому человеку интересно то, что интересно ему. Каждый человек чувствует то, что он чувствует. Сейчас мы находимся в ситуации того, что в нашем огромном информационном поле каждый человек может выбрать любой театр, который ему нравится. 

– Как изменился язык театра за последние 10 лет?
– С одной стороны, сильно изменился – с учетом того, что поменялся контекст, в котором мы с вами живем, появились новые люди, которые в этом контексте имеют возможность владеть более мощным инструментарием. Но это не значит, что изменилась сущность театра: на самом деле просто пришло другое поколение режиссеров, которые иначе относятся к профессии. Это не хорошо и не плохо, это просто данность такая.
Информационное поле – я думаю, это сейчас самое главное. Мы сегодня очень свободны в нашей возможности все знать, все смотреть, обо всем иметь возможность поговорить, все обсудить, посмотреть, что в Европе ставят, посмотреть, что делают другие, как-то на это отреагировать, что-то для себя взять, чем-то вдохновиться. 
Я не думаю, что внутри театр изменился. Человек – он человеком и остался. Изменились какие-то, может быть, инструментарии, свет стал лучше, декорации стали изощреннее, музыка стала громче. На этом-то и все.

– Чего сейчас не хватает в театре?
– Я думаю, что всего хватает. На любой вкус, цвет. И, главное, что сейчас есть возможность заниматься тем, что тебе нравится в театре.

– Какую миссию несет театр сейчас? 
– Я думаю, что театр по природе своей – не трибуна и не кафедра. Это территория человеческого чувства. И театр дает человеку возможность ненадолго выскочить из какой-то своей жизненной заданности. Это, наверно, и можно назвать миссией.

– Что Вы ставите «во главу угла» в своих спектаклях?
– Во главу угла в своих спектаклях я ставлю артистов.

– Какое собственное достижение в режиссуре Вы считаете наиболее значимым на данном этапе?
– Мое достижение, может быть, основное – это мой мастер Юрий Николаевич. Достижение в жизни и в профессии – что я могу работать в его театре.

– Что бы Вы посоветовали начинающим коллегам-режиссерам?
– Могу посоветовать одно – заниматься в жизни только тем, что у тебя внутри вызывает настоящие чувства. Любые, какие угодно, но настоящие. Все остальное, наверно, не так важно.