О плане жизни светлой и темной. Моноспектакль Сергея Загребнева «Записи Ковякина» в Лялин-центре

Провести вечер в компании милейшего персонажа Андрея Петровича Ковякина приглашает Лялин-центр и актер Сергей Загребнев. Крохотная сцена театрального центра в уютных «изогнутых улицах» Москвы как нельзя лучше подходит атмосфере рассказа про старинную жизнь.

Фото: Евгения Малахова

Каждый моноспектакль, помимо авторских усилий, еще и целая философия. Высказывание личностное, обнажающее не только затронутую тему, но и актерскую индивидуальность. Это актерское одиночество на сцене, и оно не каждому по плечу. Потому и берутся за этот сложнейший жанр те, кому не сказать невозможно, для кого театр — подвижничество.

Фото: Евгения Малахова

Материал для своей авторской постановки Сергей Загребнев выбрал редкий. Рассказ «Записи некоторых эпизодов, сделанные в городе Гогулеве Андреем Петровичем Ковякиным» написан в 1923 году Леонидом Леоновым — удивительным писателем, тонко чувствующим и провидящим действительность. Это произведение пронизано лирикой и тревогой за то, что происходило в это время в стране, которая буквально через несколько лет уже могла бы ничтоже сумняшеся сгубить за это высказывание о ней будущую глыбу соцреализма.

Фото: Евгения Малахова

Провинциальный степной городок Гогулев глазами «маленького человека» Андрея Ковякина, добровольно и с нескрываемым удовольствием ведущего летопись его жизни. В существовании городка и его жителей нет ровно ничего особенного — заурядный, пыльный, с полным набором всех сословий, с чудиками и хитрованами. Таких селений тьма тьмущая была по всей России. Их каждодневность наверняка скучна, но патриархальный уклад делал ее спокойной, понятной, сытой и умиротворенной.

Андрей Ковякин — человек с душой трогательной и нежной, в каждом самом обычном дне и случае умел видеть поэзию и донести ее в своих простодушных стихах и записках.

Потом пришли холодные, голодные, разрушительные и темные годы революции. Страшный исторический перелом перемолотил судьбы и души. С тех пор прошло сто лет, но отклики и параллели тех событий будут всегда тревожно-ощутимы и явственны. 

Сергей Загребнев взялся за произведение, на первый взгляд простое, но на деле глубоко философское и тонкое. Легко говорить о прошлом, когда оно красиво и безмятежно. Трудно, когда оно беспросветно и жестоко. Об этом рассказ Леонова. О свете внутри человека, который он пытается сохранить в себе, вопреки самым неприспособленным для этого обстоятельствам. Возможно поэтому спектакль получается ясный и светлый. Большая и безмятежная его часть рассказывает о непритязательной, но такой размеренной и веками уложенной в определенный план старосветской жизни. О разрушении этого порядка говорится горько, но тоже не безнадежно, как о лучике света, проникающем сквозь закрытую дверь.

Фото: Евгения Малахова

На сцене один актер и несколько героев. Лаконичность и в то же время изобретательность сценографических средств находятся в органичном сочетании, творящем рисунок и характер спектакля. Сюжет движется в первую очередь благодаря необыкновенной внутренней наполненности исполнителя, его энергии и удивительному свету глаз. В них огонек, не гаснущий даже в минуты отчаяния героя. Свет, который он забирает с собой, выходя из «плана жизни». 

Моменты комические, мистические, бытовые, даже таинственные передаются автором рассказа и автором постановки восхитительно ярким языком, исполненным сочных народных выражений и метких сравнений. Кажется, будто этот узнаваемый, немного архаичный, но живой, чистый и глубокий русский является полноправным действующим лицом спектакля — рельефным, видимым, ощутимым. Актер несет его в зал бережно, поддерживая искренностью исполнения чистоту лексических сокровищ. 

Все это способствует чуду полного погружения в эпоху и многослойную проблематику произведения, «выныривать» из которого в суетную действительность, полную тревожных аллюзий, совсем не хочется. 

За возможность «остановиться, оглянуться», на несколько дней прерывистыми камбэками возвращаться к утраченной в хаосе глубине и находить все новые смыслы в небольшом рассказе, даже за желание перечитать великую советскую классику нужно быть благодарным смельчакам, которые не боятся пуститься в одиночное плавание перед полным залом «не корысти ради, а токмо волею» искусства.

Автор: Дарья Евдочук