Фестиваль NET открылся спектаклем Питера Брука «Why?». Театр как магия

Режиссер Питер Брук был и остается иконой, возможно, величайшим из ныне живущих театральных режиссеров. О нем написаны горы книг и статей. Но все их авторы сходятся в одном, что Брук – режиссер великий и что именно он всегда будет представлять театр XX века.

В поисках совершенного театра Брук перепробовал, кажется, все существующие театральные системы: от биомеханики Мейерхольда до практик контркультурного The Living Theatre. Не примыкая ни к одной из театральных традиций, он всегда определял свое творчество как поиск высшего смысла театрального искусства – философского или мистического, подобного поиску смысла жизни.

Всю свою жизнь режиссер стремился к установлению взаимопонимания между людьми разных культур и цивилизаций: режиссер пытался работать вне определенного культурного контекста или расширить его границы, рассматривая театр как некий универсальный язык по образцу эсперанто. Зритель для Брука – одна из важнейших составляющих спектакля. Мастер считает, что именно «зритель завершает акт творчества», а главная задача режиссера состоит в том, чтобы «люди, сидящие в зале, ощутили присутствие невидимого». По словам Брука, порой это ощущение возникает спонтанно, но задача режиссера – разработать театральную технику, которая даст шанс удержать момент и – главное – раз за разом вызывать «высшее» и «невидимое».

«Все наши театральные поиски сводятся к тому, чтобы люди, сидящие в зале, ощутили реальное присутствие невидимого, — говорит режиссер, — Это очень просто звучит, и этого очень трудно достичь. Но затем люди и ходят в театр. Если бы они хотели просто развлекаться, театр давно бы перестал существовать, проиграв кинематографу и мощной индустрии развлечений. Порой присутствие невидимого в спектакле возникает спонтанно. Наша задача — разработать театральную технику, чтобы этот момент удержать, чтобы у нас появилась возможность его вызывать».

На фестиваль NET Питер Брук привез свою новую работу – спектакль «Why?», в котором он размышляет о природе театра и судьбе актера. Начинается спектакль с забавного мифа о том, как Бог создал театр и не менее забавных актерских баек о распределении ролей и изучении системы Станиславского. Зрителям тоже предлагается поучаствовать и почувствовать тяжесть актерской профессии.

Хейли Кармайкл, Кэтрин Хантер и Марчелло Маньи ведут повествование все вместе, и каждый в отдельности, постепенно продвигаясь от комедии к трагедии. И если первая часть спектакля похожа на мастер-класс по актерскому мастерству, то вторая полностью уходит в документалистику. Все внимание фокусируется на жизни Всеволода Мейерхольда, от его учебы у Станиславского до ареста и смерти. Для Питера Брука Мейерхольд – мученик театра, преследуемый и казненный за поиск истинной жизни на сцене.

Проговаривая и проживая основные вехи в жизни режиссера, актеры пытаются найти ответ на вопрос, был ли прав Мейерхольд, когда говорил, что театр – это опасное оружие. И какая судьба ждет театр, если есть «моя правда, твоя правда, и ПРАВДА»