«Старик и море» в «Балтийском доме»: небрутальный Хемингуэй и много любви

В ноябре 2020 года в театре-фестивале «Балтийский дом» состоялся проект «Экспериментальная сцена. Плюс», в котором приняли участие молодые режиссёры-выпускники Анатолия Праудина. Перед ними была поставлена задача создать такие спектакли, которые смогли бы привлечь в театр новых зрителей, их ровесников.
 
Одним из участников программы стал Ринат Кияков, который представил спектакль для малой сцены по повести Хемингуэя «Старик и море». Выбранный материал уже во многом поспособствовал решению задачи проекта. Честная, лаконичная и точная в формулировках, местами грубая, но неизменно правдивая проза Хемингуэя всегда притягивала внимание молодых людей, которые нередко тоскуют в школе за чтением великих, но чересчур многотомных русских романов.

фото: сайт театра

Главную роль старика Сантьяго исполняет Александр Кабанов, а роль его маленького друга Манолина — кукла в полный рост ребёнка, которой управляют трое дзанни: Кирилл Гусев, Александра Момот и Анна Полюшко. Вместе они составляют обаятельный и очень трогательный «дуэт». Режиссёром сцен с куклой выступил Роман Бокланов, выпускник мастерской Руслана Кудашова (в сезоне 20/21 у Романа на сцене БТК вышли премьеры спектаклей «Меня удочерила горилла» и «Похороните меня за плинтусом», которые уже очень полюбились публике). Манолин, кукла с мягким, округлым лицом, оливковой кожей южанина и чёрными глазами-бусинками, в спектакле получился как живой! Постановщики создали образ добродушного, непринуждённого и ласкового сорванца: он с удовольствием играет со Стариком, кто больше сделает стежков при штопке паруса, несерьёзно обижается, когда ему не доливают пива в кружку, внимательно слушает рассказы Старика о былых приключениях и по-настоящему искренне и с любовью заботился о нём в финале.

фото: сайт театра

Возможно, мягкий образ мальчика повлиял на Старика: в спектакле главный герой получается менее брутальным и не столь настроенным на авантюры любой степени опасности, как в повести Хемингуэя. Манолин не обращается к Старику по его имени — Сантьяго, всё время по-простому, по-семейному тепло — Старик. Видимо, режиссёр решил сделать ставку именно на всё добросердечное, нежное и чуткое, что есть в повести, поэтому не использовал имя, хотя в нём скрывается довольно много важных для повести символов. А ведь Хемингуэй относился к своим текстам очень скрупулёзно, его старик не случайно носит имя Сантьяго, которое в переводе с испанского означает «Святой», «святой Иаков» — но эта деталь оказалась за скобками.

фото: сайт театра

Александр Кабанов изображает Старика слабым и дряхлеющим дедушкой, но это только на первый взгляд! Высокий, худой, с округлившейся от долгих лет жизни спиной, Старик танцует с закрытыми глазами и поджатыми губами от неподдельного кайфа, бодро бегает по сцене и твёрдо стоит в своей лодке. Одет герой, по большому счёту, созвучно сегодняшним улицам: в светлый брючный костюм с курткой-рубашкой оверсайз, тельняшку и чёрную шапку бини. При всём его почтенном возрасте, у Старика ещё полно сил и огня в груди. Старик Кабанова не произносит афористическую фразу о том, что «человек не создан для того, чтобы терпеть поражения, его можно уничтожить, но нельзя победить». Потому что это довольно жёсткое высказывание совсем не идёт его трогательному, чуткому образу. В нём бесконечно много жизнелюбия, море отражается бликами в его улыбке и сияющих глазах. Старик обращается к нему в женском роде — la mar, будто море – его любимая женщина, с восторгом и трепетом разговаривает с ним и не боится открывать ему свою душу.

фото: сайт театра

В сценографии Анастасии Копыловой море не вселяет чувство опасности, но и безмятежным его не назовёшь. Пол сцены изогнут в высокую волну. В начале он покрыт льняным полотнищем и под тёплым жёлтым освещением вибрирует атмосферой морского пляжа. Когда Старик выходит в море, покров оказывается сдёрнут, и поверхность сцены искрится, как морская гладь в солнечный день. Любовь к морю в постановке выражается ещё и в такой (тревожной) детали: как капельки воды в рыбацких сетях сверкают пластиковые бутылки. Один штрих, добавленный, казалось бы, ради эстетической красоты, напоминает о сегодняшнем состоянии мирового океана, заполонённого пластиком. Хоть экологическая повестка не является главной в спектакле, режиссёр не забывает напомнить, что нужно оберегать любимое и важное.   
 
Центральным событием повести является встреча старика с огромной Рыбой и схватки с акулами. Если у Хемингуэя образ Рыбы связан с авторефлексией Старика, испытаниями и проверкой на прочность, то у Киякова море и Рыба — это друзья и семья, отношения с которыми хоть и бывают сложными, но всё-таки полны любви и заботы. Рыба невидима, лишь после молитвы Старик ложится на дно своей лодки и ладонью касается морской глади, чтобы напрямую обратиться к этому гигантскому существу. Так Рыба — будто всё море, она присутствует сразу везде, она — весь мир, что окружает Старика.

фото: сайт театра

Когда Старик разговаривает с Рыбой, за неё иногда отвечают дзанни, которые управляют куклой Манолина (а ещё лодку «по волнам» качают и море человеческими эмоциями наделяют). Благодаря дзанни происходящие на сцене события сияют жизнью. Они откликаются на слова главного героя тогда, когда он разговаривает как бы сам с собой, находясь в одиночестве посреди океана. Они не дают забыть и Старику, и зрителям, что где бы человек не находился — он не один, у каждого есть кто-то, кто готов его выслушивать и поддерживать. Но с дзанни связан и один очень спорный режиссёрский ход: когда Старик сетует на отсутствие у него радио, они наводят суету песнями, неудавшимися мыльными пузырями и неловкими танцами. Подобных сцен в спектакле несколько, и все они — как прибитый сбоку бантик. Танцы нарисованы слишком широкими жестами для камерного пространства спектакля: здесь видна каждая дрожащая морщинка над верхней губой, поэтому крупные движения выглядят неаккуратными и неуместными.
 
Однако этим неуклюжим «сбоку бантикам» не удаётся разрушить душевность и притчевость спектакля. Хемингуэй в постановке Рината Киякова получается мягче и будто под фильтром доброты. Любовь Старика к морю, к Рыбе, к Манолину и трогательная забота мальчика о Старике окутывают и очаровывают зрителя с самых первых сцен. И за час с небольшим спектакль доказывает: где бы ты ни был, кто-то где-то ждёт тебя, любит и беспокоится о тебе. И то, что мы все есть друг у друга — самое важное в жизни.

Автор: Анастасия Воронкова