«Макбет», ШДИ. Коварство без любви

В конце прошлого года театр «Школа драматического искусства» представил публике новый спектакль «Макбет». С каждым проходящим днем попасть на этот спектакль становится все сложнее и сложнее, а возраст жаждущих увидеть шекспировские страсти именно в стенах зала «Глобус» колеблется от подросткового до глубоко-пенсионного. Чем же так привлекательна именно эта постановка?

фото: Александр Иванишин

Любой человек, знакомый с мрачной историей кровавого короля, и спектакль представляет себе таким же: тяжеловесным, строгим, изобилующим подробностями родства шотландской знати и их борьбы за власть. От всего этого решил отказаться режиссер Александр Огарев, поставив красивый, яркий, динамичный, в чем-то даже саркастичный спектакль, наполнив его удивительными и неожиданными образами и смыслами.

фото: Александр Иванишин

Но не нужно пугаться, Макбет не играет в компьютерные игры, а его жена не коуч-мотиватор. Легкое и гармоничное приближение к современности выражено разве что в не соответствующих эпохе (но строгих) костюмах (художник по костюмам Мария Лукка), некоторых нюансах и деталях, оживляющих пьесу, но не вызывающих острого чувства противоречия.

фото: Александр Иванишин

Один из таких нюансов – история Гекаты и трех ведьм, выделенная в отдельную сюжетную линию. Уродливые старухи, которым Шекспир даже не счел нужным дать имена, в спектакле преображаются в очаровательных юных ведьм с трагическим прошлым. Офелия (Александра Лахтюхова) с размытым макияжем, Джульетта (Мария Киселева) с торчащим из груди кинжалом и Дездемона (Ольга Бондарева) с обмотанным вокруг шеи платком, восстают из своих могил, чтобы начать обучение в «школе волшебства и магии» под чутким руководством трехглазой богини Гекаты (Александрина Мерецкая). Как любые школяры, они не всегда внимательны и любят похулиганить, пока учитель не видит. Но Геката строга, ведь тема урока чрезвычайно серьезная – «Власть и ее влияние». Предметом изучения становится не столько Макбет, сколько общая характеристика людей, облеченных властью.

фото: Александр Иванишин

Этих людей режиссер рисует во всей «красе». Добрый король Дункан (Андрей Хоренко), коварно убитый злодеем Макбетом, мало соответствует образу славного правителя. Жеманный, надменный и избалованный, одетый в белый фрак «с кровавым подбоем», Дункан как будто несет над головой неоновую вывеску с надписью «вседозволенность», и походя берет то, что плохо лежит, в том числе и Леди Макбет. Поэтому его убийство выглядит вполне закономерно, а Макбету можно даже слегка посочувствовать, хотя причиной его поступка вряд ли была поруганная честь жены.

фото: Александр Иванишин

К слову, поруганная честь не сильно беспокоит и саму Леди Макбет (Алина Чернобровкина). Все ее сознание заполнено единственным желанием стать первой леди королевства. И вот тут возникает вопрос «а был ли мальчик». Стал бы Макбет затевать всю эту заварушку, если бы его ежеминутно не пилила «добрая» жена? А пилить было чем, в качестве орудия убийства она предлагает Макбету бензопилу. Но что-то пошло не так, она не все продумала и, в итоге, предпочла смерть. Вряд ли от раскаяния, скорее от злости на провал своего плана. Стоит отметить, что сцена смерти Леди Макбет в спектакле невероятно красива и так же невероятно страшна. Обезумевшая красавица пытается взлететь, но нет, ей совсем не на небеса. Ее заберет Геката, заберет туда, где света не будет.

фото: Александр Иванишин

Макбета ее смерть не огорчила, а взбесила несвоевременностью, что еще раз подчеркнуло, что на пути к вожделенной мечте нет ни любви, ни сострадания, а только цель. Илья Козин играет человека, не принадлежащего к какой-то определенной эпохе. Играет максимально экспрессивно, с какой-то веселой яростью, даже будучи связанным длинными рукавами смирительной рубашки. Его Макбет не безумен, скорее одержим идеей безграничной власти. Он жаждет ее как женщину, и эта страсть жжет его изнутри. Как бы ни был он преступен и аморален, эта «одна, но пламенная страсть» все же вызывает уважение, особенно на фоне остальных представителей шотландской знати.

фото: Александр Иванишин

«Прогнило что-то в Датском (шотландском) королевстве». Сын убиенного Дункана Малкольм (Дмитрий Репин), призванный, по сути, олицетворять победу добра над злом и надежду на светлое будущее – порочное дитя в надувной короне, с наслаждением перечисляющее свои недостатки. Вместо державы и скипетра в его руках микрофон и отрезанная голова Макбета. «Мажору» дали власть, веселенькое грядет правление, не иначе.

фото: Александр Иванишин

Макдаф (Александр Хотенов), гордый борец за справедливость, тоже показан этаким подобострастным и трусоватым тюфяком, вступившим в бой исключительно под натиском общественности, а не по собственной воле. А глядя на оставленную на растерзание Леди Макдаф (Ольга Малинина) понимаешь, что и женился он так же, по обстоятельствам.

Вот и получается, что положительных персонажей в спектакле нет, в политических игрищах не место морали и нравственности. Один тиран сменяет другого, а за места у трона бьется клубок скользких и холодных пресмыкающихся. Возникает вопрос: какими же качествами должен обладать (и какими не должен) человек, устремляющийся во власть? Как этот человек развивает в себе жестокость и чем он вытравливает то светлое, что было заложено в детстве?

фото: Александр Иванишин

Условно-положительной здесь можно считать только Гекату – беспристрастного наблюдателя и сурового судью. С печальной иронией глядя на происходящее, она, кажется, даже жалеет этих глупых людей. 

Кроме ярких актерских работ и интересных режиссерских решений, особо стоит отметить сценографию спектакля. Художник-постановщик Александр Мохов задействовал все уровни «Глобуса», от нижнего «царства ведьм» и до самого верхнего пристанища поющих духов, выбрав зловещую красно-черно-белую цветовую гамму, дополненную мастерской игрой света (художник по свету Тарас Михалевский). Благодаря этой художественной работе в спектакле есть абсолютно гипнотические сцены – танец четы Макбет, сумасшествие Леди Макбет и финальный поединок Макбета и Макдафа (хореограф Юрий Чулков).

фото: Александр Иванишин

Звуковая партитура спектакля состоит, наверное, из всего, что только можно себе представить. Здесь и известные произведения, и композиции, написанные специально для спектакля Александром Дроновым, и грохот боевых орудий, и визг бензопилы. Жанры исполнения варьируются от хорового пения до кабаре и рэпа, а оркестр представлен как фортепьяно и контрабасом, так и экзотическим хангом, из которого Любовь Соколова извлекает поистине прекрасные и в чем-то потусторонние мелодии.

фото: Александр Иванишин

Ожидание мрачного, нудного и нравоучительного спектакля, к счастью, не оправдалось. Без потери смысла Александру Огареву удалось создать яркую, визуально красивую, динамичную, и при этом умную и интересную постановку с блестящими актерскими работами. 

Поделиться ссылкой: