Семейная история в 3D. Спектакль «Август: графство Осейдж» в театре им. Вл.Маяковского

Пьеса американского драматурга Трейси Леттса «Август: графство Осейдж» была отмечена престижной Пулитцеровской премией. Это произошло в 2008 году, а уже в 2013 состоялась премьера фильма с участием прославленных актрис Мерил Стрип и Джулии Робертс. Именно благодаря крепким актёрским работам, незамысловатый сюжет семейной саги приобрел необходимую драматическую остроту.

Скандалы, обманы, тайны и обиды стали выползать наружу после самоубийства отца семейства Беверли Уэстона. В родовое гнездо съезжаются дочери, их мужья, дети, внебрачный сын самого Беверли, его свояченица, а вместе с ними и целый воз ненависти. Бесконечная словесная перепалка превращает дом в ринг, где вместо боксёрских перчаток летят друг в друга саркастичные грубости. Главной грубиянкой выступает жена Беверли – беспардонная Виолетта Уэстон.

Источник фото: сайт театра

Презирающая всех Виолетта доживает последние дни, ведь рак горла вот-вот одержит победу над её истощенным телом. Она сидит на обезболивающих таблетках и антидепрессантах, которые лихо запивает виски. Но под старым халатом и рыжим париком скрывается душа беззащитной одинокой женщины. В спектакле театра им. Вл.Маяковского с этой ролью с завидной лёгкостью справляется Евгения Симонова. Актриса идёт от простого к сложному: изображая внешний физический распад героини, в финале она приводит её к сокрушительному духовному поражению. Коверкая слова, болезненно опрокидывая голову и выпучивая глаза, Евгения Симонова с невероятной точностью привязывает всё это к психологическому портрету Виолетты. К ней не испытываешь сочувствия, её не хочется ни в чем винить, эту женщину боишься! Да, именно страх вызывает этот жёсткий, прямолинейный, откровенный персонаж, потому что всегда говорит правду. Дом стал для неё склепом, где похоронены девичьи представления о счастливом браке и любящих детях. Ведь, дочери не хотят досматривать больную мать, муж изменил с родной сестрой, а внучка для неё абсолютно чужой человек…

Источник фото: сайт театра

Пространство дома, где разворачивается действие, разработал Гинтс Габранс, превратив сцену в конструктор. Здесь нет ничего живого, только плоские изображения интерьеров, сменяющиеся, будто по велению потусторонней силы. Возможно ли вообще найти выход из этих бесконечных комнат? Кажется, что попав в этот лабиринт с движущимися стенами, ты никогда не выберешься (видео-инсталляция Инеты Сипуновой). Наверное, что-то подобное ощущают и дочери Виолетты. Они задыхаются не только от летней жары, но и от той затхлой атмосферы лжи, которая умертвила весь их род. Три дочери очень разные, и играют их разные по своим амплуа, актрисы.  Белокурая красавица Наталья Коренная превращает инфантильную Карен в пустоголовую куклу, Зоя Кайдановская максимально драматизирует одинокую, похожую на лесбиянку (как считает мать) Иви, а темпераментная Анна Ардова делает из Барбары импульсивную женщину, «что коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». Хотя все они на самом деле крайне несчастные женщины, нелюбимые никем, даже собственными детьми. Но разве могли они стать другими?

Источник фото: сайт театра

Режиссёр спектакля Гиртс Эцис сумел не затушевать мужские характеры, которые выглядят равноправными в «женском» графстве Осейдж. Каким-то необъяснимым магнетизмом обладает Игорь Воробьёв в роли Чарли Эйкен: говорит всегда мягко, будто цитирует пушкинскую поэзию, сдержанно, но утончённо-прекрасно. Рядом с ним удивляет редкой живой органикой Виталий Ленский в образе «Малыша Чарли». Этот персонаж держится особняком, выполняя роль некоего громоотвода. Яркий трагикомедийный характер вносит оттенок лиризма в поток колких диалогов. Один из них ведёт со своей бывшей женой Билл Фордам. Он имел все шансы затеряться на фоне экспрессивной Барбары, но благодаря редкой импозантности Игоря Марычева, этого не случилось. Актёр видит героя в целостном рисунке, поэтому разработанный портрет мужчины с «бесом в ребре» ― воспринимается как неотделимая часть общей картины спектакля. Ещё одна удачная работа – Алексей Фатеев в роли бабника, любящего покурить травку с малолетками. Его Стив действительно играет по нотам, ему веришь и узнаешь типичные жесты привлекательного прохвоста.

Источник фото: сайт театра

Трейси Леттс специально усложняет конфликт, внедряя в дом американцев служанку Джоану. Роль индианки, или как правильно исправляет Барбара, «коренной американки», исполняет Полина Лазарева. Джоана чем-то отдалённо ассоциируется с персонажами из «Семейки Аддамс»: строгий взгляд, холодность, отстранённость, неожиданное появление, она будто привидение, что просачивается сквозь стены. В финале это смуглая девочка примостится где-то на крыше и с завидным безразличием будет перелистывать страницы книжки. Наверное, это известный сборник стихов самого Беверли Уэстона. Индианка поднимается над всем неуёмным семейством, будто и духовно возвышаясь над ними. Какая тайна ей известна? Быть может, именно в этом хрупком тельце заложены ответы на все вопросы? Как пройти жизненный путь, не озлобившись, не обвиняя кого-то в собственных поражениях и бедах?

«Август: графство Осейдж» в театре им. Вл. Маяковского это классическая, хрестоматийная постановка, где удачно раскрыты не только грани актёрских дарований, но и совершена попытка осмыслить современную американскую драматургию. Со всеми её ментальными сложностями, чужой культурой и не всегда понятной политикой толерантности… История ещё более привлекает тем, что пытается дать ответ на извечный классический вопрос: почему «все счастливые семьи счастливы одинаково, а каждая несчастливая семья несчастлива по-своему?!..»