Дмитрий Бикбаев: «Я не люблю, когда всё распланировано, потому что я человек импульсивный.»

Дмитрий Бикбаев – актёр, театральный режиссёр, супер-успешный продюсер, руководитель множества проектов в мире искусства. Кажется, этот список можно продолжать бесконечно. Нам было очень интересно, в чём же секрет успеха Дмитрия и как он всё успевает? Поэтому Наталия Алейнова встретилась с режиссёром, чтобы поговорить обо всех проектах, о прошлом, о будущем и просто о жизни.

Многие помнят Дмитрия Бикбаева по «Фабрике звёзд». Расскажите, пожалуйста, что происходило в вашей жизни после этого проекта?
Участие в «Фабрике звёзд» было моим вынужденным решением. Оно было обусловлено тем, что после окончания ГИТИСа я понимал, что карьеру нужно выстраивать. В части кино у меня тогда было затишье, хотя до этого я много снимался, чем это было обусловлено – не понимаю. Нужно было предпринять какой-то резкий шаг для того, чтобы повысить свою узнаваемость. И я решил пойти на «Фабрику звёзд», безусловно, очень популярный, культовый проект, и не прогадал, потому что сразу же поступило предложение от одного из московских театров стать их премьером, я на предложение согласился. После участия в «Фабрике звёзд» я достаточно динамично конвертировал все те медийные бонусы, которые сопутствуют этому проекту, для того, чтобы выстраивать свою театральную карьеру. Собственно, продолжаю этим заниматься.

Нет идей возобновить музыкальную карьеру или сейчас вы сосредоточены именно на театре?
У меня сейчас уже есть четыре постоянных оркестра. Понимаете, я человек, который любит академическое искусство. Я вынужденно стал исполнителем. Я счастлив, что это кому-то нравится, что мои песни нашли поклонников. Но в 14 лет, попав в театр, я сразу же в него влюбился и захотел стать режиссёром. Но стать режиссёром в 14 лет невозможно, нужно пройти ряд театральных процессов. Собственно, поэтому в 15 лет я поступил в ГИТИС. Потом у меня был большой опыт в шоу-бизнесе, и я тоже рад, что он был, но задача всегда была стать режиссёром. Сейчас я уже художественный руководитель нескольких культурных институций города Москва. Поэтому мне заниматься исполнительским ремеслом очень сложно, я бы даже сказал, пока невозможно. Но у меня всегда есть постоянные предложения что-то ещё сыграть в театре и на одно из предложений, возможно, я соглашусь, потому что там хороший режиссёр.

Очень интересно звучит.
Но я пока не знаю. Я сказал: «Отправьте мне пьесу, буду ещё читать». Это, учитывая, что мне некогда читать пьесы, которые я ставлю. Я постараюсь оперативно прочитать ту пьесу, в которой мне предлагают сыграть, и вполне возможно, что в следующем сезоне может что-то случиться в части актёрства. У меня много поклонников, и я не чужд исполнительскому ремеслу в части игры на сцене в театре. Хотя я ушёл со сцены и не жалею ни одного дня, я счастлив. В порядке исключения и творческого эксперимента выйти ещё раз и что-то сыграть.

А режиссёром вы стали, не имея режиссёрского образования?
Да, но я всегда об этом мечтал. Недавно я пытался пойти учиться режиссуре к Владимиру Николаевичу Панкову, у него сейчас идёт его лаборатория, но это просто невозможно при моем графике, при проектах, которые я веду. Но, например, Константин Сергеевич Станиславский и Бертольт Брехт – очень разные режиссёры, они были артистами, у них не было режиссёрского образования. Я вообще не понимаю, как можно учить режиссуре. Это либо есть у человека – задатки, талант, мышление, и он работает с этим, набирается опыта, из мастера превращается в гения, либо этого нет. Мне кажется, что режиссуре, как и актёрскому мастерству, невозможно научить. А если учиться, то у какого-то мастера, но, повторюсь, у меня сейчас просто нет времени на студенческую жизнь. Уже нужно просто работать. Уже только на опыте, на «кошках».

Вы сейчас ведёте много успешных проектов. Наверное, вы знаете какой-то секрет успеха, как быть успешным театральным менеджером?
Во-первых, нужно забыть про слово «невозможно». Нужно быть очень принципиальным в каких-то моментах. Секрет успеха – это, конечно, трудолюбие, большое, иногда не совместимое с жизнью. Поэтому у меня многие увольняются периодически, не все выдерживают. На место старых сотрудников приходят новые, и здесь я не особо переживаю. Но тот ритм, в котором я существую, – почти никто не выдерживает. Секрет успеха театрального проекта, я думаю, простой – если проект нужен только тебе, значит, с ним что-то не так. Если проект нужен ещё кому-то, значит, с проектом всё хорошо и всё правильно. Плюс, любой проект, какой бы он не был творческий, должен быть экономически привлекателен. Если он экономически непривлекателен, значит, с проектом что-то не так. Поэтому во главе любого театрального процесса должен быть талант, должна быть идея, потому что в нашей стране театр – это институт. Это не просто шоу, не просто развлечение (хорошо, что так бывает), но у нас театр – это чуть-чуть больше. Также залог успеха, когда в проекте есть какая-то социальная подоплёка. Ну, а дальше нужно просто смело реализовывать задуманное! И не нужно бояться с кем-то поругаться! Уже половина театральной Москвы меня, наверное, не очень любит. Но мне это совершенно всё равно, самое главное, чтобы дело делалось. Никто не будет уважать человека, который просто «обаяшка» и все. Уважать будут человека, который добивается результата, не зависимо от того, какой ценой он этого результата добивается, иногда через конфликты, конечно. 

Как вам удаётся вести одновременно столько проектов, вы когда-нибудь спите?
Я сплю, у меня много сотрудников, меня всё абсолютно устраивает. Делегировать приходится часть нагрузки, и это прекрасно. Сейчас благодаря «ТеатрONstage» (программа поддержки инициатив в сфере театрального искусства, реализуемая подразделением Московского продюсерского центра Арт-платформа – прим. ред.) у нас много режиссёров, с которыми мы регулярно работаем. Например, Ксения Самодурова – абсолютный победитель «ТеатрONstage», уже работала с нами на проекте «Серебряная Астра» (театральный фестиваль, состоявшийся в октябре-ноябре 2019 года) и сделала шикарный спектакль по мотивам «Мёртвых душ» Николая Васильевича Гоголя. Очень красивая постановка получилась, очень позитивные отклики. То есть всё успеваю не я, а всё успеваем мы нашей большой, дружной, прекрасной командой Театра-студии «15» и Арт-платформой Московского продюсерского центра.

Вы упомянули творческую лабораторию «ТеатрONstage». Скажите, как родилась идея этой лаборатории, как она появлялась?
Когда создаёшь проект очень важно оценить запросы рынка. Молодым режиссёрам очень сложно ставить спектакли в Москве. Они, пользуясь грантами Департамента культуры и Союза театральных деятелей, имеют право ставить, но в основном всё происходит в регионах. Нам было важно, чтобы в лаборатории участвовали московские ребята, у которых есть интересные проекты, у которых есть достаточное количество сил, чтобы держать вокруг себя артистов и художников. Проекты проходили публичную защиту, а потом мы уже персонализировали их. Но сначала должен был быть просто интересный проект. Собственно, запрос со стороны рынка был заключён в том, что режиссёры хотят ставить, и они ухватились за возможность премьерить свои спектакли на топовых московских театральных площадках. Это то, что «ТеатрONstage» им и позволил сделать. Ну и конечно, получить художественное оформление, получить костюмы, декорации, профессиональный свет, звук. В общем, у них был запрос, и мы его удовлетворили. 
И, конечно, был запрос со стороны культурных институций, культурных центров, у которых в летний период есть большое количество свободного времени. По причине того, что это отпускной период, конец учебного года, перерыв в блоке культурных формирований, слоты на сцене зачастую свободны, так как учреждение все равно работает, несмотря на летнее время. Это театры летом закрываются, а культурные центры работают. При этом у них мощности такие же, как у театров, и мы этим воспользовались. Создали проект, который нужен молодым режиссёрам, для реализации своих проектов, со своей командой артистов. В театре это невозможно, по понятным причинам. Так как там есть своя труппа, есть видение художественного руководителя. Сами знаете, у нас подавляющее большинство художественных руководителей – люди малоадекватные, к сожалению.

Монополисты.
Я называю это малоадекватные. Потому что они смотрят, как мамонты, идут в пропасть и очень хотят вести за собой в эту пропасть. Времени там не очень много осталось и у мамонтов, потому что ледниковый период уже наступает и надеюсь, что наступит как можно быстрее. А культурные центры получили в первый раз, когда мы проводили «ТеатрONstage», насыщенную, творческую повестку. Все довольны, все счастливы, «ТеатрONstage» прекрасен. В рамках Всероссийской акции Ночь премьер мы сделали почти невозможное – девять премьер!

Вы какой-то опыт из этого для себя вынесли?
Да, и человеческий, и профессиональный. Я понял, что иногда тебе хочется всем помочь. Особенно, если ты смотришь, что человек талантливый, не бездарный. Но, если человек достоин получить помощь, она к нему и так прилипнет, и он вытрясет из тебя все те бонусы, которые ему нужны. Вот тогда всё хорошо. А зачастую мы думаем, что наша задача – «тащить за волосы» талантливых людей, вытаскивать их на определённый уровень. Ужас ситуации состоит в том, что иногда этим талантливым людям не нужно, чтобы им помогали. Для меня это было страшное открытие, потому что ты начинаешь их тащить на театральные площадки, ты начинаешь оказывать содействие в реализации, пытаешься что-то сделать с проектом, но он всё равно рушится. Случается какая-то глобальная катастрофа, потому что человек, пусть и талантливый, ещё не созрел для того, чтобы иметь большие премьеры и пользоваться возможностями, которые мы уже можем дать. Очень хочется, чтобы у всех всё было хорошо, но иногда человеку нужно до этого дойти. Несмотря на его творческий потенциал, иногда нужно оставить человека на том самом месте, на котором он находится. Сам придёт, сам созреет и сам всё сделает. Не нужно никого «тащить», нужно помогать и направлять.

В будущем вы бы хотели проводить подобные лаборатории?
Да, уже есть большой запрос. Сейчас моя задача – чтобы наши готовые спектакли прижились на площадках, которые нас поддержали, чтобы это было экономически привлекательно и для театров, и для участников. Потому что это всё же работа, как бы долго мы не говорили об искусстве. Любой проект должен иметь какую-то конвертацию в денежном экиваленте. Надеюсь, что все проекты приживутся. Я стараюсь каждому уделить внимание, несмотря на то, что вторая волна программы «ТеатрONstage» условно закончилась. Я думаю, что будет третий поток. Запрос со стороны молодых режиссёров огромный, теперь моя работа, чтобы это было и театрам интересно. Но для того, чтобы это было интересно театрам, нужен успех готовых спектаклей. Это будет самый главный аргумент в переговорах с театрами.

А своим масштабным проектом «Ночь искусств» вы, безусловно, довольны, есть повод для гордости?
Есть, конечно, всегда, за что себя похвалить, есть нюансы, за которые можно пожурить, и уже сделаны организационные выводы. Конечно, огромное спасибо, благодарность, низкий поклон Департаменту культуры города Москвы за то, что доверил молодым режиссёрам такой гигантский пласт творческой работы. Понятно, что когда это акция, тем более Всероссийская, и в Москве, она всегда масштабно проходит. Понятно, что легче взять проверенных партнёров, которые точно обеспечат мероприятие стопроцентно прекрасным контентом. Но они доверились нам, нашим режиссёрам, артистам. Радует, конечно, что не пожалели! Это самое настоящее подтверждение того, что проект получился хорошим. Население не высказало никаких жалоб, всем всё понравилось, и ряд тех спектаклей, которые нам удалось показать, – большие творческие победы. Возраст режиссёра, то, что он молодой, не играет никакой роли. Потому что, иногда приходишь в театр и видишь, что зрелые режиссёры, именитые, вытворяют на своих сценах такое, что хочется какое-то время побыть в одиночестве с бутылкой водки, напиться с горя. А тут молодые режиссёры нас не подвели, сделали очень крутые, достойные спектакли.

Я правильно понимаю, что вы сейчас куда-то переехали из Культурного центра имени Астахова, или там остались жить какие-то ваши проекты?
В Культурном центре имени И.М. Астахова всё замечательно, в декабре там будет первая премьера спектакля «Серебряной Астры». Это по рассказам Чехова, режиссёр – участник первого потока «ТеатрONstage» Владислав Маматенко. Плюс в Культурном центре функционирует театральная студия, где занимаются дети. Кто-то планирует поступать в институт, кто-то задействован постоянно в наших регулярных проектах, в той же «Ночи искусств» – спектакль «Пушкин навсегда» в Шереметьево делали мои ученики из Культурного центра имени И.М. Астахова. Сейчас мы с ними готовим большую премьеру спектакля «Андерсен навсегда», которая пройдёт тоже в декабре. В общем, с Культурным центром меня очень много связывает. Однако сейчас я сосредоточен на проектах более масштабных, Московский продюсерский центр потихонечку занял все возможные свободные слоты моего сознания. Надеюсь, что со временем все устаканится, и никто не будет в Культурном центре имени И.М. Астахова тосковать особенно сильно, потому что я буду уделять ровно столько внимания, сколько им необходимо.

Недавно состоялась премьера вашего спектакля в театре «МОСТ»…
У меня очень непростые отношения теперь с театром «МОСТ». Спектакль «Postmortem» я очень люблю. В нём затрагиваются глобально правильные вещи: тема жизни и смерти, тема истинных ценностей. Это серьёзная история. И, когда мне поставили очень некомфортные условия выпуска такого непростого спектакля, я, конечно, был опечален. Потому, что самое главное для режиссёра – когда он понимает, что хочет сказать. И он это высказывает посредством спектакля, и те зрители, которые приходят, могут подумать и понять, о чём ты с ними разговариваешь. В большей степени или в меньшей степени понять, в общем, быть в диалоге. Здесь, в связи с тем, что в общей сложности мне дали шесть часов, для такого сложного, повторюсь, спектакля, не получилось высказаться до конца, потому что все время было очень много технических сложностей и прочего-прочего-прочего. Поэтому моя любовь с театром «МОСТ» подошла к концу. Я им безумно благодарен за то, что они оказали нам содействие в реализации программы «ТеатрONstage», но я считаю, что самое главное – это взаимное уважение театра к режиссёру, театра к актёрам, службам, и наоборот режиссёра к театру. Что-то в нашей премьере, в нашем совместном проекте, в этом опыте, точно было не так со взаимным уважением.

Сейчас у вас много детских проектов в работе. Скоро планируется премьера мюзикла «Чебурашка: возвращение домой». Как родилась идея?
«Чебурашка: возвращение домой» – это что-то удивительное. Мы встретились с Юлианой Слащёвой (председатель правления киностудии «Союзмультфильм» – прим. ред.) «на полях» фестиваля «Таврида Арт», который проходил в Крыму в этом году, и, разговорившись, она пригласила меня посетить новый «Союзмультфильм». Теперь это современная киностудия, которая занимается мультипликацией и много, чем ещё. Я приехал, мне провели экскурсию, и я увидел Чебурашку, настоящего, которого снимали в мультике. Мне рассказывали о том, как создаются мультфильмы. Это было дико интересно! В финале разговора решили сделать спектакль. Сейчас работает большая команда людей для того, чтобы реализовать это на площадке Центр культуры и искусства «Щукино». Это новая площадка, только-только открылась. Наш проект сложный: с музыкой, с танцами, с современными технологиями, с онлайн-трансляциями. У нас искусственный лёд на сцене, все на коньках, Чебурашка на коньках – всё будет очень непросто! Но проект, на самом деле, не детский. Он семейный, потому что мы его выпускаем в преддверии Нового года. Здесь есть и добрые, прекрасные персонажи, есть и отрицательные, в общем, герои, знакомые с детства. Хорошо, что современные дети их знают. А Чебурашка – это символ поколений, детства, любви. 25 декабря будет премьера, а затем будем играть 26-27 декабря и в январе. Я думаю, что всё получится.

Но у вас в работе сейчас ещё один детский спектакль?
Второй детский спектакль – «Андерсен навсегда». Это был мой спектакль, мой проект, который я выпускал год назад в парке «Зарядье». Мы его играли для благотворительных фондов. Сейчас он должен стать полноценным спектаклем. Но в связи с тем, что сейчас у меня выпуск «Чебурашки», я привлёк к работе участницу второго потока «ТеатрONstage» Ксению Самодурову. Мы с ней в творческом и человеческом плане очень сошлись, и я доверил ей эту работу довести до законченного состояния. Я остался исключительно как художественный продюсер постановки, так как основная идея и концепция мной сформулирована, и есть ряд моментов, которые мне очень дороги и ценны, и хотелось бы, чтобы они сохранились.

Зимой будет ещё одна ваша премьера. В «Геликон-Опере» в красивую дату 02.02.2020 сыграют спектакль «Туда и обратно».
Это очень ответственная для меня работа. Пожалуй, эту работу я жду больше всего. Спектакль «Туда и обратно» посвящается моему отцу, которого я очень люблю и любил всегда. Предложение Дмитрия Александровича Бертмана (художественный руководитель «Геликон-Оперы» – прим. ред.) было для меня очень неожиданным и очень радостным, и я очень надеюсь, что я его не подведу. Процесс уже запущен: есть эскизы костюмов, есть эскизы декораций, что-то уже начинают запускать в производство. Я волнуюсь по-человечески очень, но я чувствую в этом спектакле каждый миллиметр музыки, каждый миллиметр того, что я буду пытаться сказать. И, конечно, в этом спектакле так много мистики, но это нужно отдельно, наверное, интервью какое-то делать, в одном ответе на вопрос на это не ответишь. Всё, что связано со спектаклем «Туда и обратно», – это просто комок мистики!

Ваш график сейчас расписан на много лет вперед, либо проекты находят вас здесь и сейчас?
Я не люблю, когда всё распланировано, потому что я человек импульсивный. Мне очень важно сохранять возможность для принятия решений. Я с ужасом думаю, что у меня март уже занят, и в апреле у меня тоже стоит по графику хороший проект, мне от этого очень некомфортно. Я – человек творческий, мне важно оставлять за собой право на свободное решение, свободное время, возможность для манёвра в жизни. А нынешний мой «марафон на выживание» начался в августе, я не могу никуда уехать, я не могу даже особо поразмыслить на личные темы, потому что всё время нахожусь в профессиональной деятельности. Вот поэтому мне бы чуть больше свободы.