«Повести Белкина». Открытая книга. Спектакль «Выстрел», РАМТ

Два года тому назад, когда великому поэту исполнилось 200 лет, в Российском академическом молодежном театре решили, что «Пушкин — дело молодых» и отдали на откуп молодым режиссерам кружевную, тончайшего полотна прозу «Повестей Белкина». 

В январе 2021 режиссер Егор Равинский представил четвертую из серии постановок — повесть «Выстрел». Работа простая, честная, красивая. Пушкин остался Пушкиным, классика — классикой. Несмотря на полное отсутствие намерения сделать что-либо архисовременное, спектакль получился молодым и изящным. 

Источник фото: сайт театра

Незатейливый сюжет пушкинской повести вызывает целую гамму чувств и размышлений о вечном: благородстве и молодецкой удали, юношеском максимализме и мудрости зрелых лет, о ценности и цене человеческой жизни.

Все, что происходит на маленькой сцене Белой комнаты РАМТа — суть настоящий театр. Уверенный, ясный, доходчивый. Театр, который напоминает о том, что забывается в суете, но все-таки важно. Театр, который разговаривает со зрителем без излишнего напряжения, позволяет отвлечься от реальности, напитать сердце и душу позабытыми смыслами и ушедшей в века красотой старинной жизни, чистотой помыслов, честностью поступков.  

Режиссерская ставка делается не только на игру актеров, но и на общий антураж, у которого множество своих точных «выстрелов». Это чудесные декорации и костюмы, специально для камерной постановки изготовленные в мастерских РАМТа. Ироничная хореография Дмитрия Бурукина. Шальные спецэффекты-выстрелы (Павел Горбунов), не дающие забыть о названии произведения. Стрельбы ровно столько, сколько и в повести, но акустика маленького зала делает резкий звук объёмным и выразительно впечатывает в уши и мозг. 

Источник фото: сайт театра

Свежесть режиссерских решений стала основным двигателем спектакля. Он контрастен и энергичен. Лихая гусарская вечеринка передана серией смешных пластических этюдов. На сцене три офицера (Георгий Гайдучик, Николай Угрюмов, Константин Юрченко), отставной гусар Сильвио (Алексей Веселкин), а также рассказчик — молодой военный Белкин (Алексей Веселкин-мл.). Шуму-гаму, активности и движения при этом столько, словно яростно «гуляет» целый гусарский полк. На фоне веселого буйства сразу цепляет глаз странная мрачность хозяина пирушки Сильвио. В этом сопоставлении кроется интрига, которая медленно разворачивает действие к разгадке поведения главного героя.

Источник фото: сайт театра

Два состояния, два мира — бравая молодость и умиротворяющая зрелость, а между ними цикл взросления человеческого характера и духа. Пушкину для выражения этого умозрительного пути понадобились всего несколько сцен. Они отлично вписаны в небольшой формат спектакля с забавными отсылками к известным произведениям разных жанров — от оперетт Имре Кальмана с их блестящим гусарским балаганом до «Кавказской пленницы» Леонида Гайдая, в которой сцена мести решена также насмешливо-серьезно. 

Насмешка, лёгкая улыбка витают в атмосфере спектакля. Гусарское подтрунивание над жизнью, бравада, отчаянная храбрость и красивая поза свойственны легкомысленной и амбициозной молодости. Много повидавший Сильвио знает, что «от анонимки до дуэли — диапазон» и понимает, что даже пресловутая  дворянская честь не может быть ценнее человеческой жизни.

Источник фото: сайт театра

Сумрачный Сильвио представляется фигурой загадочной. Не до конца понятно, сколько в нём желания отомстить, сколько проучить, а сколько — защитить свою честь. Очевидно, что житейский опыт позволяет ему изготовить своеобразный коктейль из всех этих «ингредиентов» в равных пропорциях и подать его холодным, как и полагается подавать месть. 

Невольно приходит в голову мысль, что сам Александр Сергеевич, написавший об этом так понимающе мудро, в порыве горячности все же решился на дуэль страшную и беспощадную. Его Сильвио впоследствии успел поучаствовать в борьбе за независимость Греции. Как много мог бы успеть сам поэт, если бы пошёл по указанному им же пути… 

Для режиссёра Егора Равинского этот маленький спектакль с задиристым характером, уже второй в стенах РАМТа, является началом творческой карьеры. Для проекта «Повести Белкина» — это  почти завершение. Книга ещё открыта. Следующей будет сценически прочитана последняя, самая озорная из пяти повестей —  «Барышня-крестьянка».