Наедине с бедой. Спектакль «Распад», Музей русского импрессионизма

Гора таблеток, кухонный нож, несколько гаджетов, браслет, щётка для волос… Это экспозиция к спектаклю «Распад» режиссёра Елены Ненашевой, который играют в пространстве Музея русского импрессионизма. Экспонаты становятся реквизитом спектакля, где распад происходит буквально везде – в семье, в здоровье, в моральном облике, в картине мира. Постановка по одноимённой пьесе Олжаса Жанайдарова рассматривает жизнь одной небольшой семьи и наталкивает на размышления о ментальном здоровье целого поколения.

Фото: Александра Дёма

Муж и жена (Виталий Коваленко и Юлия Волкова), программист и современный художник, интроверт и экстраверт, тяготение к милому тихому дому и поиски творческих идей в шумном метро… В этом союзе слишком много противоположного, но он состоялся благодаря сайту знакомств. Попытки сделать его незыблемым через ипотеку или ребёнка пока безуспешны, а его шаткость уже заметна в нежелании составить компанию на выставке или подозрениях в изменах. Проблемы со сном, тяга к сигаретам и подобие истерик у женщины делают очевидным то, что у неё просто-напросто едет крыша, что вскоре делает жизнь мужчины невыносимой.

Фото: Александра Дёма

Стремление спасти вторую половину, теряющую и физическое, и психическое здоровье, ставит крест на мужско-женских отношениях. Жена, превратившаяся сначала в беспомощного ребёнка, затем становится просто бездушной вещью, от которой избавиться совесть не позволяет, но считаться с которой уже нет необходимости. Муж формально остаётся мужем, погрязая в случайных связях и даже не пытаясь найти приемлемый выход из сложившейся ситуации. Замкнувшись в своих четырёх стенах с обрушившимся на жену безумием, он становится отражением её больных фантазий, не замечая ничего извне.

Фото: Александра Дёма

Состояние этой семьи, оказавшейся наедине со своей бедой в огромном городе, как нельзя лучше передаёт пустое пространство музейного фойе, где играют спектакль. Лишь два стула и несколько бытовых предметов-экспонатов – спутники этого вселенского одиночества, которое будоражат демоны-воспоминания из прошлого (например, о гибели матери героини или о взаимоотношениях родителей героя), странные размытые сны, жуткие видения больного организма. Мучительные и неприятные картины всплывают на видеопроекции параллельно шизофреническому бреду, полному отчаянию, потерянному терпению в мире, где все вечно куда-то бегут, много работают, не успевают оглянуться вокруг, и порой не знают, как попросить помощи.