«Я каждый день продолжаю свою внутреннюю лабораторию…». Интервью с актером, режиссером и педагогом Сергеем Шенталинским

В театре МОСТ вышла премьера спектакля по пьесе Олега Богаева «Русская народная почта». Роль главного героя, Ивана Сидоровича Жукова, исполняет Сергей Шенталинский – актёр, режиссёр и педагог, выпустивший множество курсов в школе-студии МХАТ и Высшей школе сценических искусств. О своём сотрудничестве с театром МОСТ, знакомстве с пьесой Олега Богаева, роли Ивана Сидоровича Жукова, об Олеге Табакове и о преподавательской деятельности он рассказал в интервью.

Фото предоставлено пресс-службой театра

Сергей Витальевич, как давно началось Ваше сотрудничество с театром МОСТ?

Раньше это был Студенческий театр МГУ, название МОСТ – то есть, Московский Открытый Студенческий Театр, появилось позже. Примерно тогда же, в 2001 году, художественный руководитель этого театра Евгений Иосифович Славутин пригласил меня сыграть в спектакле «Троянский вирус» по пьесе Виктора Коркия – драматурга, с которым связан расцвет театра в 1990-е годы. Вот так началось наше творческое сотрудничество. Потом было много совместных проектов: театр МОСТ приглашал меня вместе с моими студентами из Высшей школы сценических искусств, мы показывали здесь дипломные спектакли, участвовали в программе «Ночь театров», несколько артистов этого театра учились у меня, и еще несколько – сейчас являются моими студентами. Я здесь часто бываю как зритель, и вообще мы дружим.

Доводилось ли уже работать с режиссёром Георгием Долмазяном?

Как с режиссёром – нет. Но его режиссёрские работы я видел и очень люблю, например, его спектакль «Поминальная молитва».

Сейчас Вы снова играете на сцене театра МОСТ в спектакле по пьесе Олега Богаева «Русская народная почта». Пьеса знакома Вам давно. Чем она Вас привлекла в своё время?

Начну издалека. Я – ученик Олега Павловича Табакова и долгое время работал в школе-студии МХАТ. Участвовал как режиссёр в творческих лабораториях. В 90-е, ещё при Олеге Николаевиче Ефремове, под патронажем МХАТ (ныне МХТ) имени А.П. Чехова была лаборатория современной пьесы, где мы искали новые интересные тексты. И как раз в это время Олег Богаев появился в Москве со своей замечательной «Русской народной почтой». Я ее прочел и тут же предложил ему постановку в лаборатории при МХАТ. Он согласился, и мы даже успели провести читку. Но вскоре Олег Богаев мне позвонил и сообщил, что пьеса понравилась Табакову, его театр выкупил права на первую постановку. Так в театре-студии под руководством Олега Табакова (ныне Театр Олега Табакова) вышел спектакль Камы Мироновича Гинкаса, где Олег Павлович сыграл главную роль. Я, конечно, был на премьере.

Пьеса «Русская народная почта» — абсолютно современная. Она и про Россию, и про наше общее советское прошлое… и про то, как и чем мы  живем сегодня.  При внешней своей реалистичности, фантазии главного героя – чистый драматический фарс: он сам себе пишет, сам себе отвечает, сам искренне верит, что всё это – правда. Текст пьесы – потрясающий. Он удивительно живой, каждое слово попадает в душу. Уже тогда, в 90-е, было понятно, что это драматургия высокого уровня, недаром Олег Павлович сразу за неё взялся и сам сыграл.

Фото: Александра Дёма

Не страшно ли было браться за роль Ивана Сидоровича, зная, что до Вас её исполнял великий артист Табаков?

Нет, это меня не пугало. Я очень обрадовался, что «Русская народная почта» вновь будет поставлена в Москве, именно в этом театре. Мне очень импонировало, что ставить её будет Жора Долмазян. Но дело в том, что до меня эту роль репетировал замечательный артист Евгений Никулин, который умер. Театру надо было либо отказываться от постановки, либо искать замену. Вот так пригласили меня. А я раньше считал, что эту пьесу должен играть именно возрастной артист. И потому сомневался: ведь выбрав эту дорогу, именно я отвечаю за результат: перед собой, перед автором, перед зрителем. Я постоянно спрашивал и продолжаю спрашивать себя: «Смогу ли я? С чего начинать?». В этом смысле я каждый день продолжаю свою внутреннюю лабораторию. У моего героя жизнь пошла сразу как-то не так: война, потерял дочку, работал-работал на государство, а государство ему – фиг в кармане в финале! Но при этом он чудачествует, фантазирует, мечтает. Живёт! Для меня поиск персонажа продолжается: какой он, как ходит, как говорит, как звучит его голос? Как он смеётся, как меняется, как в какой-то момент даже молодеет. Для меня это драматическая роль, несмотря на глубокую иронию текста, мне не хочется смешить публику. Эта роль очень много эмоций забирает. Спектакли идут блоками, после них я как в тумане – тяжело потом отхожу.

Фото: Александра Дёма

В роли Ивана Сидоровича много текста, много активного действия, сложный грим и костюм. Насколько она трудозатратна?

Мы отказались от грима после того, как сняли промо для этого спектакля – настолько лубочным получился образ. Грим ведь вторичен, когда роль разобрана и принята артистом. Мы, кстати, со студентами при работе над возрастными образами начинаем с поиска грима и костюма, а потом убираем всё это за ненадобностью. Так вышло и в спектакле. Единственный мой «грим» – щетина, которую я специально отращиваю для этой постановки. Дальше в дело идут пластика, голос, выражение лица, я каким-то образом скрываю зубы, добавляю сутулость и так далее. У меня прекрасный костюм, который придумал художник спектакля Андрей Бутяев. Костюм очень детальный, настоящий и потому очень жаркий: рубашечки, свитерочки, поддевки, штаны, шапка (моя собственная, кстати, привезенная когда-то из Италии, но почему-то очень похожая на русскую). Мы нашли круглые старенькие очочки, которые тоже помогают…

Как сложилось сотрудничество с молодыми актёрами, Вашими партнёрами по сцене?

А я с молодёжью и не расставался, преподаю уже 30 лет и каждый день общаюсь с молодыми артистами. К тому же, в нашей профессии мы все равны.

А как же опыт?

А вот опыт в театре не всегда равняется качеству. Иногда он мешает – я вот, например, порой ловлю себя на том, что наблюдаю за собой со стороны, подмечаю свои ошибки. Это контроль, от него нужно избавляться, а он не хочет уходить. Идёт борьба, и мне кажется, что пока на 60% я побеждаю, а 40% ещё надо работать.

Фото: Александра Дёма

Практически сразу после выпуска из института Вы начали преподавать и это стало чуть ли ни основным делом Вашей жизни.

На самом деле, мне интересно всё, чем я занимаюсь: и театр, и кино, и возможность преподавать. Кино отнимает время: нужно ходить по кастингам, и в любой момент может позвонить агент и вызвать на завтра во столько-то туда-то. А я не могу – у меня репетиция, у меня спектакль. Хотя на какие-то душевные киношные проекты я всё-таки иду. Для меня важно не просто работать – важно, чтобы в этом был смысл… И, наверное, именно поэтому я так увлечен преподаванием! Я ставлю спектакли, много езжу с мастер-классами по России и за рубежом. Я много работаю и многому учусь, и от этого ощущаю себя в хорошей форме. Педагог актёрского мастерства совмещает в себе огромное количество разностей: он и актёр, он и психолог, он и режиссёр, он и папа, и мама. И мне это нравится. Я 23 года преподавал в школе-студии МХАТ, у меня там 12 выпусков от начала до конца, причём у таких замечательных мастеров как Авангард Николаевич Леонтьев, Олег Павлович Табаков, Олег Николаевич Ефремов, Лев Константинович Дуров, Константин Аркадьевич Райкин. С ним я по-прежнему работаю – в его собственной театральной школе уже восемь лет! И мне это по-прежнему безумно интересно.

Выпуск 2020 года. Фото из личного архива

Ещё один род Вашей деятельности – мастер-классы для актёров, а также актёрские тренинги для сотрудников крупных компаний. Расскажите, пожалуйста, немного об этом.

У меня есть очень интересная программа в Токио – курс для профессиональных артистов, очень востребованный в Японии. Меня приглашают на фестивали, профессиональные и любительские, география этих фестивалей международная! А еще уже более 20 лет я веду программу для тех, кто не имеет прямого отношения к искусству, но кто через искусство и актерское мастерство хочет стать свободнее, успешнее, ярче. Курс «Навыки эффективных бизнес-коммуникаций» пользуется популярностью среди бизнесменов. И это такая радость – делиться с серьезными моими деловыми учениками, среди которых и предприниматели, и главы компаний, и политики, – навыками актерской профессии!

фото из личного архива

И в завершении нашей беседы хочу вернуться к Олегу Павловичу Табакову. Он был Вашем учителем, и долгое время Вы играли в его театре-студии. Чем запомнился он Вам как педагог и как человек?

Не могу сказать, что для меня он был. Для меня он есть. Я пять лет у него учился, потом пять лет работал в Табакерке, 23 года работал в школе-студии МХАТ и очень ему благодарен.

фото из личного архива

О Табакове можно рассказывать бесконечно. Встреча с таким человеком, возможность общаться с ним, учиться у него – большое счастье. Он оставил невероятные впечатления от своих ролей в театре и кино, и он был потрясающим человеком. «Атом Солнца» — так называется скульптура, которую его ученики на свои средства сделали и установили около нового здания Табакерки. Табаков – «Атом Солнца», с которым ты, однажды встретившись, уже никогда не потеряешь связь. Не проходит и дня, чтобы я не вспомнил его. Работаю ли на площадке, попадаю ли в тяжёлую ситуацию выбора, думаю: «А как бы сделал Олег Павлович? Как бы он отреагировал? Чтобы он здесь сказал»?  

Он учил нас существовать в профессии по любви и только по любви. С одной стороны, это красиво звучит, с другой – ко многому обязывает, а с третьей – это большой риск. Ведь не каждый же раз встречаешь только то, что любишь. Но это ориентир. И сейчас я нахожусь здесь, в театре МОСТ, это очень по любви, и это, надеюсь, взаимно.