«Поминальная молитва» на сцене Московского театра «Ленком Марка Захарова»: возвращение легендарного спектакля

«Поминальная молитва» – спектакль-легенда перестроечного периода. Окончание афганской войны, распад СССР, волнения в республиках, хлеб и сахар по талонам. В такой тревожной атмосфере и родилась пьеса Григория Горина, написанная по рассказам Шолом-Алейхема о Тевье-молочнике (перевод Михаила Шамбадала). Парадоксально, но спустя более тридцати лет история еврейской семьи выглядит не просто современной, но и словно написанной вчера. Автором реконструкции культового спектакля выступил Александр Лазарев. Он сохранил постановку в первозданном варианте, не меняя акценты и мизансценический рисунок. Та же музыка композитора Михаила Глуза разливается по массивным декорациям Олега Шейнциса: золотые маковки церкви, высокие травы за деревянными срубами, длинные столы и парящая картонная птица. И даже белая лошадь, покорно жующая сено в сарае, на своём месте!

Источник фото: сайт театра

Но обновлённый актёрский состав видоизменяет характер спектакля – то, что не зависит от материального обрамления. Хотя на сцене немало артистов, игравших в первой версии: Сергей Степанченко выходит в роли Тевье, а вместо него урядника играет Виктор Раков, прежде исполнявший роль Менахема-Мендла (в первом составе эту роль играл Александр Абдулов). Изначально Иван Агапов был студентом Перчиком, теперь же он примерил рваный пиджак Менахема-Мендла, а Александр Сирин, исполнявший у Марка Захарова роль портного Мотла, играет роль мясника Лайзера-Волфа. Кроме Сергея Степанченко, Тевье играет сын Евгения Леонова – Андрей Леонов. Старшую дочь Цейтл – Татьяна Збруева, дочка Елены Шаниной, первой исполнительницы Цейтл.

Источник фото: сайт театра

Если Тевье в трактовке Евгения Леонова был простодушным ребёнком, которому невозможно было не сопереживать, то Сергей Степанченко играет взрослого и мудрого еврея. Актёр делает это максимально аккуратно, понимая всю ответственность перед историей спектакля! Некая ритуальность ощущается в этом переповторении роли, особое почитание и преклонение перед театром и людьми, которые отдали ленкомовской сцене всю свою жизнь. Когда в финальной сцене Сергей Степанченко и Нина Горшкова (мать Менахема) становятся на колени, все в зале понимают, о ком молятся и кого вспоминают эти актёры… Для них «Поминальная молитва» – это не просто спектакль, это признание в верности своему театру и навсегда ушедшим коллегам.

Источник фото: сайт театра

Прекрасный дуэт составили Анна Большова и Станислав Житарев. По-новому выглядят их Голда и Степан! В сцене родов дочери, актриса не копирует интонации своей предшественницы Любови Матюшиной, а играет свежо и ярко. Её Голду нельзя назвать сварливой бабой, «делающей головную боль» мужу. Она невероятно обаятельна и мягка, даже деликатна. Тонкие кисти и нежная шея придают ей особой романтичной женственности. Анна Большова сумела взглянуть на Голду по-своему и увидела за маской многодетной матери не суетливую, обременённую бытом женщину, а мудрого человека с чуткой душой. Она просит Степана приглядывать за мужем после её смерти, и тот покорно соглашается. Тут прослеживается лирическая линия взаимоотношений между ними.

Источник фото: сайт театра

Станислав Житарев делает небольшую роль значимой и магнетически интересной. Степан становится символом добра, для которого не существует разделения людей по национальной принадлежности. Для него есть только хороший и плохой человек. Интересен рисунок мясника Лейзера-Волфа в исполнении Владимира Юматова. Актёр мастерски вводит характерный еврейский акцент и делает его неотделимой частью характера своего персонажа. Звучит это не нарочито, а мелодически напевно. А когда Лейзер опрокидывает голову назад и удивлённо поднимает брови в сцене-диалоге с Тевье, перед нами – истинный делец, но, отнюдь, не лишённый доброй детскости. Такой Лейзер весьма обаятелен!

Восстановленная «Поминальная молитва» – это молебен по Марку Захарову, Григорию Горину, Евгению Леонову, Александру Абдулову, Олегу Шейнцису, Татьяне Пельтцер, Елене Фадеевой… Но несмотря на всю тяжесть ленкомовских утрат, спектакль излучает смиренный свет. Тот самый свет, который наполняет Тевье, не озлобившегося на Бога за тяжёлую судьбу, а нашедшего в себе силы возрадоваться ей. Несомненно, эта «Поминальная молитва» будет жить в театре ещё много-много сезонов, доказывая, что прошлое – вечно и бесценно, а память – наш важный ориентир в будущем.