Шива как способ самопознания. Фильм Эммы Селигман «Шалом, папик!»

8 июля в онлайн кинотеатрах состоится премьера нового фильма канадского режиссера Эммы Селигман «Шалом, папик!» Для молодого постановщика это первый полнометражный фильм, которому предшествовала короткометражка «Shiva baby», снятая несколько лет назад.

Первая работа нередко бывает очень личным высказыванием начинающего художника. Именно так и происходит с картиной Эммы Селигман о девушке из Нью-Йорка, растущей в еврейской общине. Вчерашний подросток, выпускница колледжа Даниэль (Рэйчел Сеннотт) вместе с родителями приглашена на шиву: в еврейской традиции – основной период траура, длящийся в течение семи дней после похорон. Оказалось, что на поминках можно встретить не только давно не виданную родню первого колена, но и бывшую подругу Майю (Молли Гордон) , а также своего «папика» – Макса (Дэнни Деферрари). Он явился на шиву с красавицей женой Ким (Дианна Агрон) и крошечной дочкой.

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Для российского зрителя нехитрый фильм во многом может стать открытием. Модный среди девушек Европы и Америки обычай жизни содержанкой у более взрослых и богатых мужчин пока еще не культивировался широко на нашей «почве» и самореализация при помощи исключительно сексуальной энергетики точно не стоит на первом месте в системе взросления и обретения самостоятельности у российских юных дам.

На свою беду Даниэль – «содержанка в квадрате», поскольку материально зависима не только от любовника, но и от родителей. Тут включается второй уровень притяжения фильма для зрителей, лишь из анекдотов знакомых с понятиями «еврейская мама», «еврейское счастье», «еврейская родня». Для детей, воспитанных в иудейской общине любого государства, традиция раннего ухода из семьи не так очевидна, как для обычных европейцев и американцев. Забота родителей, в особенности мамы, распространяется и на тот возраст, который на Западе уже считается возрастом совершенной и абсолютной независимости от «предков».

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Есть еще и многочисленная, зачастую душащая излишним любопытством, родня. Кому, как не Эмме Селигман, выросшей в реформисткой общине ашкенази в Торонто, знать тот культурный код, о котором она говорит в своем фильме? «Меня всегда поражало то, что, несмотря на скорбный повод, люди, как ни в чем не бывало, едят закуски, жалуются друг другу на жизнь, хвастаются детьми и беспощадно нарушают границы личного пространства»,– рассказывает об обычае шивы режиссер.

Колоритную атмосферу еврейской шивы она показывает глазами девушки, измученной необходимостью вырваться на свободу от всех и сразу, при этом скрывая множество тайн и переживая разочарования от внезапных открытий. Масла в огонь подливает ее «бывшая» Майя, одержимая ревностью и обидой на подругу. ЛГБТ-тематика – еще один аспект фильма, редкий в нашей действительности и крайне важный для успеха картины на Западе. Режиссер-бисексуал отлично справляется с задачей целомудренно, но явно провести в картине эту актуальную линию.

Фото предоставлены компанией ВОЛЬГА

Фильм радует актерскими работами. Артистов-новичков в нем практически нет, но все же роль главной героини отдается Рэйчел Сеннотт – признанному стенд-ап комику. Нью-йоркский журнал Tine out включил ее имя в топ лучших комиков 2019 года. Тем интереснее наблюдать за работой юной актрисы, в роли которой, несмотря на комедийный жанр, нет почти ничего веселого. Визуальный ряд фильма изобилует крупными планами. Сыграть на крупном плане высокий градус напряжения, передать нюансы быстро меняющегося настроения, очень непросто. Выразительные глаза и губы Рэйчел Сеннотт помогают ей в мимической «игре лицом», особенно важной, когда камера постоянно разглядывает тебя в упор.

Родители Даниэль – Дэбби (Полли Дрэйпер) и Джоэл (Фред Меламед) несут на себе основной жанровый посыл комедии и делают это так тонко, что комичность их персонажей невероятно органично разряжает растущее от кадра к кадру напряжение, связующее всех героев фильма.

Великолепное сочетание «говорящего» за спиной актеров света (оператор Мария Руше) и сложной, красивой музыки (композитор Эриель Маркс) дополняет действие и делают картину фильма цельной, как хорошо прописанное художником полотно. Режиссерское умение интриговать – выводить на первый план четкие линии сюжета и обрывать их на самом интересном месте – заставляет зрителя додумывать ситуацию или понимать ее «неглавность» в основной идее. В конце концов этот, щекочущий нервы, метод самовыражения оказывается индивидуальным почерком Эммы Селигман, не желающей тратить силы на то, что случится с ее героями вовне. Свои мысли и переживания она внятно донесла миру через душевные метания внезапно повзрослевшей девушки Даниэль. «Шалом!» – говорит героиня фильма «папику» Максу и своему уходящему отрочеству.