Скоро премьера! Открытая репетиция спектакля «Петр Первый» в театре «Модерн»

3 октября театр «Модерн» пригласил журналистов посмотреть на таинство репетиции. Новый спектакль «Петр Первый» уже на подходе. Как ракета на старте, он почти готов к взлету, но требуется некоторая доводка – шлифовка жестов, мизансцен, света и даже дыма.

Фото: Александра Дёма

Постановщик Юрий Грымов рассказал, что формат «открытой репетиции» для театра новый. Гостям предложили чувствовать себя свободно, то есть, делать все, что обычно не приветствуется во время действия спектакля: можно выйти из зала, вернуться, уйти совсем, если необходимо, ведь репетиция длинная, либо – «жить в нашем ритме». «В нашем» – означает в ритме работы, поскольку на сцене, в зале, в технических службах идет обычный повседневный рабочий процесс.

Фото: Александра Дёма

Оказалось, ритм репетиции захватывает до оцепенения, как всегда, когда удается посмотреть на то, как работают другие. Актеры, еще не в гриме и не в костюмах, а порой даже по-домашнему – в трениках, но уже хорошо знают текст, модуляции голоса, встают на нужные точки, совершают поставленные движения и жесты естественно, словно случайно. Звукооператор ни разу не промахнется с включением роскошного саундтрека, художник по свету вовремя выхватывает из темноты нужные фигуры, декорации, мизансцены.

Фото: Александра Дёма

Тем не менее, режиссер продолжает гранить свой спектакль, как алмаз. Он придирчиво рассматривает лейбл с обратной стороны фарфоровой супницы, хотя зритель едва ли сможет его увидеть. Думает о важном – безопасности на сцене: «Уберите дверцу шкафа, а то кого-нибудь прибьет!». Выверяет каждый шаг, жест («Одной рукой за голову хватайся!»), вздох, язычок дыма и отблеск света: «Подсвети бахрому так, чтобы не золотой была, а черной!». Интересно, обратят ли на это внимание зрители? Скорее всего нет. Зато даже такая мелочь может стать важным кирпичиком в плотной стене будущего спектакля.

Фото: Александра Дёма

Юрий Грымов ведет репетицию деловито, деликатно и размеренно. Развести его на крепкое словцо не просто, но кому-то удается и это. Ремарки режиссера удивительны и понятны только посвященным. «Думай! Ты говоришь, а надо думать!», – кричит он из темноты артисту, который как раз проговаривает свою реплику. Время от времени Грымов начинает отсчитывать ровно, как метроном: «Ап! Ап!», задавая ритм, и на глазах публики спектакль обретает выверенность и стройность. 

Фото: Александра Дёма

Спокойный и неспешный тон постановщика придает уверенности актерам, которые еще пока могут позволить себе смешную оговорку или, к примеру, наскоро что-нибудь пожевать прямо на сцене. Во время долгого прогона режиссер делает два перерыва, давая выдохнуть артистам, а журналистам задать вопросы, удовлетворить свое любопытство.

Новая работа ставится по произведениям Алексея Толстого и Дмитрия Мережковского. Режиссер рассказывает, что это будет масштабная трилогия. Пока в процессе постановки находится только первая ее часть.

Фото: Александра Дёма

В роли Петра Великого – Юрий Анпилогов. Нет на нем еще ни парика, ни костюма царского, но сколько страсти в образе, сколько безошибочно верных интонаций! Без антуража роль будто обнажена и мастерство актера, которому не спрятаться за нарядом, становится нагляднее, рельефнее и четче. «Актер должен уметь играть все и должен биться за роль», – считает Юрий Грымов. Вероятно, у талантливого артиста, эта битва за роль не прекращается и после того, как он ее получил.

Фото: Александра Дёма

Открытая репетиция, словно золотой ключик, отпирает для зрителя тайны волшебного ларчика режиссерских задумок, ходов, оригинальных решений, которые могут ускользнуть от внимания или понимания во время обычного просмотра. Остается интрига недосказанности – какие очертания обретет спектакль после полной полировки, что еще внесет в него режиссер, чем удивят актеры?

Премьера первой части трилогии назначена на 16 октября. Время для наладки механизма и настройки постановки еще есть. На суд зрителей театр вынесет ювелирно отточенную работу – спектакль с размахом и критическим взглядом на наше настоящее из глубин российской истории.