Дебют Марии Хоревой в балете «Дон Кихот», Мариинский театр

Признаюсь, дебют Марии Хоревой в «Дон Кихоте» я ожидала с интересом и настороженностью. Сможет ли юная балерина, успешно освоившая партии высокородных героинь (Принцесса Аврора, графиня Раймонда, принцесса Флорина, Пахита и др.), где так уместна была благородная сдержанность, переключиться на игровую роль Китри, требующую раскованность поведения и вкус к комедийной игре? Ведь ее прекрасно станцованной Никии в «Баядерке» все же не доставало опыта по части женских страстей и страданий. Опасения рассеялись уже на первом выходе Китри.

Фото: Светлана Аввакум

Задорный удар в ладоши (новая неожиданная деталь!), взмах ноги почти до головы, и балерина прыжком в «шпагате» пересекает сцену. Комбинация повторяется трижды и наконец, после стремительных вращений, завершается твердой остановкой с победно вскинутой рукой. Начало было многообещающим, но и дальнейшее не разочаровало. Дебютантка все более свободно ощущала себя в игровых сценах первой картины, а в Кабачке третьего акта настолько вошла в роль, что даже в некоторых моментах действия  явно импровизировала. Что же касается собственно танца, то тут Хорева, как всегда, на высоте. Редкая для начинающей танцовщицы техника не изменяет ей никогда. Важно, что здесь, как и в пантомиме, схвачен бесшабашно-радостный тон роли, отвечающий общему настрою спектакля. 

Фото: Светлана Аввакум

Притом в каждой картине Китри Хоревой была разной. Как и предписано действием балета,  во «Сне Дон Кихота» ее Дульсинея обернулась «классичкой» чистой воды, а в последнем акте – на собственной свадьбе с Базилем – подлинной героиней спектакля, излучающей обретенное счастье. В каждой из трех вариаций Китри балерина блеснула разными гранями артистизма и мастерства. В первой – азартной подачей танца, шикарными прыжками «в кольцо», вихревой диагональю туров. Во второй (Дульсинея) – элегантным академизмом, легкостью, с какой трижды были исполнены двойные туры в позе аттитюд с мягким завершением на плие, а затем без малейших усилий прочерченная диагональ пируэтов. В третьей – отточенностью  мелких движений на пуантах. Кульминацией роли стали 32 фуэте, исполненные в стремительном темпе, да еще усиленные двойными оборотами. 

Фото: Светлана Аввакум

Дотошные критики, читай, – недоброжелатели, возникающие на пути любой успешной личности, наверняка, найдут погрешности в дебютной роли Хоревой. К примеру, то, как заканчивая фуэте, она постепенно приближалась к рампе. Но они не отметят уверенно поставленную «точку» вместе с финальным музыкальным аккордом, что бывает не часто даже у опытных балерин. Впрочем, Хорева ценит замечания гораздо больше, чем похвалу, и неустанно трудится, совершенствуя уже достигнутое. Вот и Китри она готовила целый месяц вместе со своим постоянным репетитором Эльвирой Тарасовой. Результаты этой работы видны в продуманности мизансцен, нюансировке танца. 

Фото: Светлана Аввакум

Конечно, нельзя не высказать благодарность премьеру труппы Киму Кимину, оказавшемуся чутким, отзывчивым партнером. Не потому ли восторженные овации, сопровождавшие каждый феноменальный прыжок любимца публики, не помешали Хоревой чувствовать себя с ним на равных, как и подобает демократичным героям «Дон Кихота? В итоге получился превосходный дуэт, во многом определивший неподдельный успех спектакля. 

Ольга Розанова