Дом в Поварской слободе. Реставрация Центра театра и кино под руководством Н.С. Михалкова

В тихом старинном уголке Москвы с недавних пор можно найти памятник одному из самых любимых детских поэтов – Сергею Михалкову (скульптор Александр Рукавишников). Композиция сюжетная – автор Российского гимна и «Дяди Степы» сидит на скамейке, опираясь на трость, а на него, сжимая в руках букет цветов, с волнением смотрит маленькая девочка. Писатель, действительно, мог сидеть когда-то во дворе роскошного дома в стиле сталинского ампира: долгие годы он жил здесь вместе с женой – писательницей и поэтессой Натальей Кончаловской и детьми Андреем и Никитой.

Судьба любит завязывать сложные узлы и приводить все к единому знаменателю. Так случилось, что серое историческое здание напротив, построенное намного раньше родового гнезда именитой семьи, город передал Центру театра и кино под руководством режиссера и актера Никиты Сергеевича Михалкова. Так в древней Поварской слободе, под кронами деревьев, которые и век тому назад уже «были большими», замкнулось культурное пространство, напоминающее о прошлом и настоящем талантливой московской семьи.

Фото: Анна Смолякова

Главная улица Поварской слободы – наглядный пример «слоистой» московской архитектуры. Дома самых разных эпох и стилей находятся здесь в ближайшем соседстве и уже давно не перечат друг другу. Доподлинно известно, что с 1693 года улицу венчала церковь Рождества Христова в Кудрине, которую бестрепетно снесли в 1931, как и полагалось, в полные атеистического и строительного энтузиазма, первые годы новой власти. Разрушение храма было связано с переходом его владений к будущему «Дому политкаторжан» – именно эту постройку столичное руководство заказало талантливому трио архитекторов, братьям Леониду, Виктору и Александру Весниным.

Будущие зодчие родились в купеческой семье, на берегу Волги, в маленьком городке Юрьевец. По его приволжским улицам в детстве бегали покоритель Сибири Ермак, режиссер-сказочник Александр Роу, кинорежиссер с мировой славой Андрей Тарковский и многие-многие другие заслуженные люди российской истории и культуры. Братья с ранних лет проявляли интерес к изобразительному искусству, впоследствии увлеклись архитектурой и к 1923 году стали лидерами ее нового направления – конструктивизма. Этот стиль развился в советской архитектуре в двадцатые годы прошлого века и отличался лаконичностью внешних форм и сугубой функциональностью в практическом использовании внутренних пространств.

Фото: Анна Смолякова

Выиграв в 1929 году конкурс на проектирование «Центрального дома Каторги и ссылки», архитекторы развернулись вовсю, тем более что и выделенный под строительство участок был довольно обширным. Проект конструктивистского здания «Дома политкаторжан» предполагал наличие восьми корпусов, включающих, клуб, жилые дома и Музей каторги и ссылки. Политические ветра и настроения менялись в то время быстрее, чем создавались чертежи построек. Осенью 1931 года возведение жилых корпусов «Дома политкаторжан» было приостановлено, а затем последовал отказ и от присоединения восточного крыла. Достроенным оказался только центральный объем клуба с театральными и спортивными залами, столовой, административными и досуговыми помещениями. В 1935 году Общество поликаторжан прекратило свою деятельность и клубно-театральное здание изменило назначение: с 1936 года в нем располагался кинотеатр «Первый», а еще через 10 лет дом перешел Государственному театру киноактера. Москвичам памятник конструктивизма запомнился, в основном, именно в этом качестве, но не все знают, что в 1957 году театр закрыли и передали Дому кино. 31 октября 1958 года в нем состоялось памятное, но вовсе не славное событие: общее собрание московских литераторов, на котором из Союза писателей СССР был исключен Борис Пастернак.

В 1969 году Театр-студия киноактера вернулся в свои стены и стал творческим домом для целой плеяды знаменитых советских артистов.

Сегодня уникальный памятник архитектуры конструктивизма, некогда побывавший и театром, и кинотеатром, объединил в себе эти два вида искусств и стал Центром театра и кино. Долгое время здание стояло в плане реконструкции исторических объектов столицы, и, наконец, получило финансирование от города.

Наши корреспонденты побывали на строительной площадке Центра и поговорили с его директором Игорем Павловичем Поповым и главным инженером Дмитрием Геннадьевичем Мартыновым.

Выражение «работа кипит» находит свое самое прямое воплощение внутри разобранного почти до грунта Большого зала. Даже через грохот стройки хорошо слышны нотки огромного уважения к «предмету охраны» – так называют поле реставрационных работ собеседники. Главное внимание уделяется сохранению деталей, оставшихся от первоначального вида здания, и бережному восстановлению того, что не сохранилось из-за многочисленных перестроек и вторжений в архитектуру объекта в разные годы.

Директор Центра театра и кино п/р Никиты Михалкова Игорь Попов. Фото: Анастасия Трошина

Игорь Попов показывает спирали винтовых лестниц по бокам сцены: «В этом зале историческими являются только эти две лестницы. Их назначение техническое, они ведут на балконы, где будет находиться световое оборудование. Мы собираемся восстанавливать также окна, которых тут было много, но сейчас они закрыты. Театральный зал с возможностью кинопоказа рассчитан на 600-650 мест с учетом противопожарной безопасности и формы кресел. Учитывается также возможность технических трансформаций зала и сцены. Первые девять рядов можно будет трансформировать для того, чтобы сцена выдвигалась вперед. Под сценой появятся подъемно-опускные площадки. Все технические пространства на сцене и под ней будут оборудованы с нуля по новейшим технологиям».

Фото: Анастасия Трошина

Главный инженер Дмитрий Мартынов, рассказывая о своем «беспокойном хозяйстве», в первую очередь напоминает: «Конструктивизм – единственный стиль 20 века, который был придуман именно в России. Он подразумевает прямые, лаконичные формы, нацеленные на максимальное использование любого пространства и вещей в нем. Все линии здания прямые, с разнородностью высотных отметок».

Главный инженер Дмитрий Мартынов. Фото: Анастасия Трошина

Это очень хорошо видно на крыше, где на внешней стене можно также рассмотреть этапы поиска исторического покрытия фасада: «Сейчас мы убираем ремонт 50-60-х годов, опираясь на предмет охраны. Мы хотим придать фасадам первоначальный вид, задуманный братьями Весниными, – говорит Дмитрий Мартынов, – восстановительные работы мы проводим с исторической точки зрения, то есть, не нарушая технологических процессов. В данный момент идет пескоструйная очистка стен, которая позволила нам под третьим слоем новой покраски найти ту структуру церазитовой штукатурки, которая была изначально. Мы взяли ее пробы, сделали химический и спектральный анализ, подобрали подходящий колорит для нанесения. Сохранность стен различная – где-то достаточно отпескоструить до старого покрытия, где-то наносят полностью новое».

Фото: Анастасия Трошина

Внутри здания предметом охраны стали пространственные решения, а также оконные и дверные проемы. Здесь меняются алюминиевые оконные профили, все окна и подоконники, кроме сохранившихся исторических. «В целом все объемно-планировочные решения четырехэтажного здания мы сохраняем, – рассказал главный инженер,– проект Весниных подразумевал комплекс зданий, но построили только одно, поэтому его корпус нужно разбить на административную и производственную части. Это будет не просто театр, а Центр театра и кино с Большой и Малой сценами, репетиционными залами, кинозалом, студией звукозаписи, литературным салоном, кафе. При этом кинозал будет отдельным, но прорабатывается технология показов кино и в Большом зале. Под это все нужны технические помещения, помещения для персонала. Проект был продуман так, чтобы все эти части разделились. Кроме того, очень важной частью функционирования Центра станет работа с маломобильными группами населения. Для них будет организован доступ на спектакли и в кафе: встраивается лифт для подъема людей с ограниченными возможностями, в зале оборудуется кабинка для тифлокоммментирования. Предусмотрены также пояснительные надписи шрифтом Брайля».

Фото: Анастасия Трошина

Как главный инженер, Дмитрий Мартынов не может не поделиться и техническими особенностями реконструкции. В многофункциональном Центре будут применены современные технологии, по которым меняется вся инженерная система, система электрики и освещения, тепловой узел, что тянет за собой полное изменение разводки системы отопления. Очень важным моментом является также изменение верхней и нижней механизации, укрепление грунтов в основании, так как с техническим переоснащением сцены увеличивается и нагрузка на фундамент здания.

Фото: Анна Смолякова

В просторном фойе фанерой бережно прикрыты мозаичные полы, сохранившиеся еще от проекта братьев Весниных. Архитектурной гордостью здания стали также колонны главного холла, покрытые венецианской штукатуркой, которую ожидает реставрация и консервация. Дмитрий поясняет, что, хотя колонны круглые, консервация будет происходить в квадратном сечении. Для того, чтобы посетители Центра смогли рассмотреть исторический узор штукатурки или пола, материалы консервации сделают местами прозрачными. 

Фото: Анна Смолякова

Деловой, рабочий вид здания, лишенного «начинки», виден только строителям, реставраторам, инженерам. Каким увидят Центр его постоянные «жители» – актеры и гости-зрители? Об этом рассказывает известный художник, график и сценограф Юрий Купер.

С Никитой Михалковым Юрий Леонидович знаком с юности. Их совместная творческая деятельность длится уже более тридцати лет. Сценография знаменитого спектакля «12» и современного хита Центра театра и кино «Метаморфозы» – работы Юрия Купера. Именно к другу, проверенному в творческом сотрудничестве, обратился руководитель Центра за проектами оформления его интерьеров.

Макет реконструкции фойе

«Я подключился к реконструкции года три тому назад, – рассказал Юрий Купер, – сейчас мы находимся на стадии строительства. Я занимаюсь интерьерами, в которых от проекта братьев Весниных фактически нетронутым остался только мозаичный пол. Когда я пришел сюда впервые, то понял: за многочисленными ремонтами и перестройками уникального стиля уже не видно, ярко выраженного конструктивизма внутри сохранилось немного. То, что осталось от первоначального замысла братьев-архитекторов нужно консервировать. Все остальное мне пришлось восстанавливать в стиле, приближенном к конструктивизму».

Макет реконструкции зала

В проектных разработках архитектора проявляется удивительно точное сочленение прямых линий и углов конструктивизма с уютом округлых мягких кресел и теплой, деревянной отделкой стен. Большой зал с кессонной разбивкой потолка напоминает «английский» кабинет-библиотеку, где будто бы слышится ласковое потрескивание дров в камине. Прохладный отблеск мрамора полов и колонн главного холла придает интерьеру строгости, а отражение заставляет взглянуть вверх, на поперечные балки потолка, которые оставили в наследство «коструктивисты» Веснины. Как именно воплотятся в жизнь эти проекты, что останется, а что будет видоизменяться в процессе реконструкции, покажет недалекое будущее. Закончить реставрацию планируется к концу следующего года. И неизвестно, кто ждет этого завершения работ больше – актеры, временно обжившие площадку Центра в учебном театре ГИТИСа на улице академика Пилюгина или любопытные ко всему новому столичные театралы.

Фото: Анастасия Трошина
Фото: Анна Смолякова
Фото: Анастасия Трошина
Фото: Анна Смолякова
Фото: Анна Смолякова
Фото: Анна Смолякова
Фото: Анна Смолякова