Спектакль «Женщина-змея», театр на Малой Бронной. Всем сказок!

В предисловии к своей сказке Карло Гоцци написал : «Чудесное — небольшой источник для небольшого таланта вроде моего. Тот, однако, у кого окажется канва, пригодная для критики и аллегорического изображения человеческих нравов и ложных учений нашего века с правдивостью, скромностью и изяществом, тот, кто сумеет красноречиво ее трактовать и поставить чудесное на подобающее ему место, тот найдет, что чудесное далеко не бесплодно и всегда будет самым могучим и полезным подспорьем для итальянских комических актеров».

Фото: Татьяна Мордвинова

Режиссер Олег Долин сумел красноречиво трактовать и интересно поставить «Женщину-змею», продолжив серию спектаклей по сказкам Карло Гоцци, начатую весной чудесным спектаклем «Зобеида» в театральном дворе РАМТ. На этот раз площадкой для сказки стала сцена театра на Малой Бронной (временно во Дворце на Яузе). В постановочной команде спектакля соавторы режиссера: художник-постановщик Сергей Якунин, художник по костюмам Евгения Панфилова и художник по свету Нарек Туманян.

Фото: Татьяна Мордвинова

К работе с другой труппой Олег Долин подошел основательно: актеры изучали теорию комедии дель арте, слушали лекции, читали книги. Перед ними стояла сложная задача – понять природу конкретного персонажа. А поняв ее, устроить на сцене праздник : веселый, буйный и яркий, и доставить удовольствие не только зрителю, но и самим себе.

Фото: Татьяна Мордвинова

Молодые актеры Театра на Малой Бронной: Лина Веселкина, Дмитрий Гурьянов, Евгения Ивашова, Сергей Кизас, Олег Кузнецов, Анастасия Мытражик, Светлана Первушина, Василиса Перелыгина, Леонид Тележинский, Юрий Тхагелегов, Максим Шуткин со своей задачей справились и, будем надеяться, действительно получили удовольствие от страшной и смешной сказки.

Фото: Татьяна Мордвинова

Прекраснейшая фея Керестани влюбилась в смертного – принца Фаррускада. Решив стать Фаррускаду женой, она спросила разрешения у царя Демогоргона. Тот разрешил, но с условием: если за восемь лет и один день Фаррускад хоть раз проклянет супругу, та обернется змеей, после чего вернуть ей человеческий облик будет очень трудно. Проходит восемь лет, живут они в любви и согласии, воспитывают двоих очаровательных крошек. Но вдруг Фаррускад (не жилось ему спокойно) решает докопаться до истины: кто же такая на самом деле его жена. Та, возмутившись, исчезает, прихватив с собой детей, да и дворец заодно. А не в меру любопытный Фаррускад остается посреди пустыни с верным слугой Панталоне и ловчим Труффальдино.

Фото: Татьяна Мордвинова

По правилам комедии дель арте все актеры, кроме первых актера, актрисы или влюбленных, предстают перед зрителем в масках. Здесь без маски Керестани (Евгения Ивашова/Анастасия Мытражик), Фаррускад (Сергей Кизас) и, условно, остальные актеры, ведь они исполняют по несколько ролей и меняют костюмы прямо на глазах зрителей.

Фото: Татьяна Мордвинова

Этот процесс переодевания, некая «изнанка» спектакля – непривычное, но очень интересное и захватывающее зрелище, возможность увидеть то, что обычно скрыто. И не только технические моменты, но и эмоции самих актеров, следящих за происходящим на сцене, параллельно меняя облачение. Перевоплощение происходит мгновенно, только успевай уследить. Костюмы и маски так интересны и необычны, что хочется разглядеть детали, но динамика действия не позволяет.

Фото: Татьяна Мордвинова

Помимо костюмов внимание зрителя занимает шумовая машина. Невероятная конструкция, собранная, кажется, из всего на свете, как магнитом притягивает взгляд. Мечта ребенка любого возраста – огромное количество разных штук, которые звенят, гремят, скрипят, и которые нужно бить, крутить и дергать, вызывает невероятный восторг. Равно как и злые чудища, с которыми сражается принц Фаррускад.

Фото: Татьяна Мордвинова

Спектакль нельзя назвать детским. Скорее он для тех, кто не потерял способность верить в сказки и удивляться чудесам. Яркая, смешная, необычайно легкая сказка со счастливым концом. Для тех, кто в детстве мечтал быть принцессой или принцем, спасающим принцессу. Для тех, кто, оставив за дверями унылую серость зимы, может забыть обо всем на свете и погрузиться в мир волшебства.

Фото: Татьяна Мордвинова

Олег Долин обещал не останавливаться: «У меня в голове что-то вроде триптиха. Если меня поддержит какой-то московский театр, то, может, будет еще название Гоцци. Я хочу, чтобы это была московская трилогия. Я хочу, чтобы этот автор шел, а не раз в 20 лет случался». Мы – за! И очень ждем!