В Центре им. Вс.Мейерхольда прошел фестиваль «POEHALi!»

В Центре им Вс. Мейерхольда были гости. На фестивале «POEHALi!» представили три спектакля эстонского независимого театрального центра VABA LAVA из Таллина. Мы их посетили и рассказываем, как это было.

«Моя эстонская бабушка», реж. Юлия Ауг.

Спектакль основан на личной истории актрисы и режиссёра Юлии Ауг: на протяжении семи лет она вела судебные процессы, чтобы сохранить гражданство Эстонии. Актриса считала, что это гражданство у неё было по праву рождения, потому что её бабушка и дедушка были гражданами Первой Эстонской Республики и, переехав потом в Россию, от гражданства не отказались. Юлии Ауг пришлось покопаться в архивах, она узнала много интересных фактов о своей семье, некоторые из них далеко не самые приятные. Однако гражданство сохранить не удалось, но на основе собранных материалов получился предельно правдивый документальный спектакль.

Играют на русском и эстонском языках. Местами действие представляет собой формат ток-шоу, местами вербатим, местами идут воспоминания героини о детстве, местами полностью срежиссированное действие о жизни её бабушки, когда героиня ещё не родилась. Перед зрителями проходит история XX века: с войнами, революциями, строительством коммунизма, сталинскими репрессиями… А также с надеждами и разочарованиями людей, столкновениями рядового гражданина с государственной махиной, беспомощностью перед обстоятельствами. Сюда же внедряется век XXI: судебная власть Эстонии, экстравагантная внешняя политика России, проблема самоидентификации человека, осознание глупости власть имущих.

Спектакль сделан силами пяти актёров – здесь у каждого по несколько ролей. Играют в светлой декорации с использованием видеопроекции, титров, видеорядов из семейных фотографий. Здесь есть и тёплая атмосфера советского детства, и холодность Прибалтики, и мягкость отношений между людьми, и жёсткость правды жизни.

«Транзит. Остановите музыку», реж. Дмитрий Егоров.

Пока на открытой сцене группа распаковывает и подключает музыкальные инструменты, ее участники травят байки о том, как во времена Союза гастролировали по нему, необъятному. Как пили, с кем играли. Стадионы, гостиницы и снега, спирт в трёхлитровых банках и бананы, землетрясение и Алла Пугачёва.

«Транзит. Остановите музыку» – это концерт-вербатим, созданный на основе интервью с людьми из эстонской и русской музыкальной тусовки. Почти без сценографии, с минимальным визуальным сопровождением – чёрно-белое нечеткое видео, ничего яркого. Расставив инструменты, артисты переодеваются за ширмой и поют с выражением и подпевкой «Я люблю тебя, жизнь» и казалось, что сейчас так и пойдут старые песни о главном с эстонским акцентом. Про то, как у них было получше и свободы побольше и кафе без ментов. Но незаметно байки превратились в личные воспоминания, а времена из невинных стали ужасные – Чернобыль и подневольные концерты в Припяти, и концертная площадка оказалась перетянута красно-белой лентой.

Ещё одна часть – про эстонский панк. Молодые адреналиновые истории о стихийных демонстрациях, как последствии такого же стихийного футбольного матча между радио- и тележурналистами. Sex Pistols, мама-анархия и вот это всё. Это вообще прямое свидетельство – в спектакле помимо актёров участвует легенда эстонского панка, музыкант и основатель группы Velikije Luki Иво Ууккиви. И пели с чувством и драйвом.
А потом желанная свобода пришла и пост-советский опыт не отличим от нашего нечернозёмного. И тот же «Ласковый май» стал символом наступившего распада.
Удивительным образом всё звучало почти революционно, такой полный транзит через все времена и эпохи. Может, это потому что в эстонском языке нет будущего времени и разговор всегда о прошлом и его следах в настоящем?

«Оборотень», реж. Сергей Потапов.

Аугуст Кицберг (1855-1927) – основоположник эстонской драматургии – на фотографии худое лицо с усами и бородкой, в очках. Похож на Чехова (может, поэтому «эстонский Чехов»). «Оборотень» – драма в пяти действиях, написана в 1912 году, довольно населённая, про жутковатую крестьянскую жизнь. Маленькую дочь забитой кнутом ведьмы взяли в дом, вырастили, а потом тоже объявили ведьмой.

Постановщик – внук якутского шамана Сергей Потапов из Республики Саха. Семь актеров воспроизводят длинный ряд оппозиций – свои и чужие, толпа и одиночка, обычное и исключительное, свобода и традиции/правила, катехизис Мартина Лютера или дикий лес – ими обычно описывают содержание этой пьесы и постановки. Небольшими средствами режиссер создал свой язык – у каждого персонажа есть камень – на шее, в кармане, за пазухой. Камень – это хлеб и водка. Хозяйский сын Маргус, в поисках понимания и защиты у слепой бабушки, протягивает ей свое сердце – тоже камень.

Пластика актеров говорит больше, чем слова, которые они произносят. Пьеса идёт на эстонском языке с русскими субтитрами, иногда следить не успеваешь, в конце-концов можно этого не делать – сюжет понятен почему-то заранее, и язык/текст начинает жить как песня или заклинание. Собственно песен тоже много – песня на Ивана Купалу, песня хозяйки, с бубном и без.

Действие происходит на хуторе Таммару, что значит принадлежащего эстонской семье с такой фамилией. Название образовано от «ару» – ум и «тамм» – дуб, крепкое дерево-долгожитель. И, может, эта история о том, что мы до сих пор живём как хуторяне и цепляемся за правила (или придумываем их), создавая автоматически врагов – просто тех, которые им не соответствуют. А новое невежество может быть любым.

Авторы – Наталия Алейнова, Анастасия Гуковская