«Я не мечтатель!». Интервью с актёром Театра ОКОЛО дома Станиславского Дмитрием Богданом

Рыцарская внешность, пронзительный взгляд с прищуром, бархатный голос и невероятная улыбка. Такую улыбку, полную светлой ободряющей силы, удаётся встретить нечасто. Дмитрий Богдан – актёр театра и кино, без которого сегодня сложно представить Театр ОКОЛО дома Станиславского. На сцене этого магического пространства, Дмитрий Богдан играет противоречивые, всегда запоминающиеся роли: Солёный («Три сестры»), Король («Три мушкетера»), Лейтенант («Оккупация – милое дело!»), Кирей («Чевенгур»), Валера («С любимыми не расставайтесь»), Дима («Старый, забытый…»), Муха («Фотоаппараты»), Кролик («Вчера наступило внезапно, Винни-Пух или Прощай, Битлз»), Актёр («Бег», «Забыть или больше не жить»). Эти персонажи часто задумчивы, ироничны, сдержанны и кажется, что-то недоговаривают… В спектакле «Русская тоска // ностальгическое кабаре» герой Дмитрия Богдана – импозантный конферансье: он приплясывает, выносит на сцену валенок, «играет» на нем, как на струнном инструменте, осыпает белым конфетти голову баяниста. Будто провокационно демонстрирует все атрибуты кабаре: «Вот вам и желанные спецэффекты! Вы сюда за этим пришли?!» В музыкальной кинокомедии «Шапито-шоу» (2012) «пионер» Дмитрия Богдана совсем другой. Это харизматичный мальчуган с горящими глазами, не пытающийся скрыть свой азартный темперамент и ребяческую беспечность.

Но какой Дмитрий Богдан в жизни?! Этакий хулиганистый Том Сойер или «рыцарь печального образа»?

Источник фото: соцсети Дмитрия Богдана

Кто повлиял на Ваш выбор актёрской профессии?

Мои родители, которые отдали меня восьмилетнего в ТБМ (Севастопольский театр юного зрителя). А там сама атмосфера и люди повлияли на меня. Родители к театральной жизни вообще не имели отношения, но отправили меня туда не просто так. Заметили странные наклонности и сказали: «Пусть лучше он будет в театре!» А наклонности были такие… Я шикарно воровал, у меня талант воровства! Но это воровство не ради какой-то прибыли, а ради интереса. Я умел чувствовать внимание другого человека и с друзьями часто спорил. Едем в троллейбусе, а я говорю: «Давай поспорим, что я за три остановки украду у тебя кошелёк, который лежит вот в этом кармане». И я воровал! На пляже тоже спорили… Я же сам из Севастополя. Родители наблюдали такую мою игровую природу и решили отдать в театр.

Помните свою первую роль?

Первая моя роль – Жук! Это был спектакль «Стрекоза и муравей». Пел, играл, в костюме выходил.

Вы играете на гитаре, барабанах, варгане и диджериду (духовой музыкальный инструментаборигенов Австралии), занимаетесь плаванием, горловым пением, рисованием, спортивной стрельбой, профессионально катаетесь на роликах… Это всё помогает в работе?

Это хобби! Оно необходимо. Лет десять назад, я приехал из Москвы в Севастополь. Тогда я был ещё студентом и у меня была серьёзная депрессивная ситуация. Я решил пойти к массажисту, и он меня спросил про хобби. А я ответил: «Не знаю… А у меня нет хобби…» И тогда он мне посоветовал: «Первое, что тебе нужно сейчас сделать – найти своё хобби. Одним, чтобы испытать какое-то наслаждение нужно пойти рыбку поудить. Они сидят ничего не ловят, но им хорошо! Другим нужно марочку приклеить. Что угодно! Но тебе это должно приносить искреннее удовольствие!» А я был вообще в полной депрессухе. Потом я шёл через спортивную площадку и увидел, что она вся залита льдом. А мне как раз подарили на Новый год коньки. Вот я и решил встать на коньки с клюшкой. Начал играть в хоккей! Оказалось, что и сосед у меня этим занимается, хоккеист бывший. Так любительский хоккей стал моим хобби. Я вообще зажигающаяся натура, легко увлекаюсь! Хобби поменяло мой какой-то внутренний темпоритм. Я стал больше интересоваться другими вещами: шахматы, футбол… Хобби помогает!

Во время карантина удалось чем-то занять себя?

Я писал, сочинял песни. Это был полезный период! Я очень радовался, ведь карантин начался в Великий пост. Вообще супер! Попостились всей страной (смеётся).

Спектакль «Русская тоска // ностальгическое кабаре»

Как бы Вы могли описать Театр ОКОЛО дома Станиславского человеку, который не видел ни одного спектакля Юрия Погребничко?

Сложная задача. Это невозможно описать! Расскажу такой случай. Я пригласил свою знакомую, прекрасного кинорежиссёра Алёну Михайлову в ОКОЛО на «Три мушкетера». Она спрашивает: «О чем будет спектакль?» А я отвечаю: «Ты приходи! Просто посмотри! Это надо увидеть!» И она посмотрела. После спектакля, мы с ней сидели в компании, и её знакомый продюсер подошёл к нашему столику, разговорился и стал расспрашивать о театре и спектакле: «О чём там?». Она замялась: «Это надо видеть!» Я не могу сказать о чём тот или другой спектакль. Это трудно…

Легко ли работать с Юрием Николаевичем?

Непосредственно с ним работать легко! Он лучший! Но сама техника работы, те упражнения, что мы практикуем – они очень непростые. Он учит обращать внимание на тело, на себя, как на инструмент. Работа с вниманием – это очень сложная работа. Это как раз то, что отличает актёра от не актёра.

Спектакль «Магадан / Кабаре»

Как Вы для себя определили главную тему творчества Юрия Погребничко?

Есть такая книга «Как работают над сценарием в Южной Калифорнии», где в введении говорится о преемственности информации, которой оперировали при создании института в Америке. До этого был выделен грант для исследования всех школ по драматургии. Изучали и советскую, и европейскую школу. Всё было сведено к одним каким-то инструментам. На основе и был создан институт. Книга точно описывает весь инструментарий. Так вот по поводу темы там тоже говорится. Если автор «вписывает» какую-то тему, то произведение сразу перестаёт быть свободным. Конечно же отсутствие темы невозможно! Когда Юрий Николаевич ставит спектакль, так или иначе во всем, что он делает сквозит его личное отношение. Понимает он это или нет, осознаёт ли? Он оперирует другими вещами: «Это то, а это не то… Мне надо вот это, а не это…» Всё складывается, как ему нужно! Когда приходит зритель он уже сам находит свои смыслы. Какая, например, тема у заката? Кто-то может сказать: «Это красиво!» Но ведь у заката нет темы… Он просто существует, уходит в море…

Спектакль «Вернись в Соррренто!»

Юрий Николаевич разрешает актёру импровизировать?

Он сам импровизирует, но не так как принято об этом думать. Импровизация возможна только со зрителем, с залом. Есть жесткий рисунок, он строго существует и его нарушать нельзя. Но в зале может кто-то что-то сказать, кто-то засмеётся, зал может быть серьёзный, лёгкий, грустный, а может и поменяться… И по факту, ты всегда импровизируешь только с залом.

Какая из сыгранных ролей в ОКОЛО была самой сложной или неожиданной?

Нет сложных или простых ролей. Работа над ролью в принципе ясна: надел костюм, выучил текст и пошёл по рисунку. А вот работа над собой при работе над ролью – это сложно!

Есть у Вас любимый спектакль в театре ОКОЛО?

Да. «Магадан»! Не потому, что я там играю. Думаю в этой работе есть очень сильная эссенция. Много почему…

Спектакль «Магадан / Кабаре»

Сыгранные роли как-то влияют на Вашу жизнь?

Нет, наоборот. Тебе роль даётся, как отпечаток: «Вот ты!» Со мной и в кино так, и в театре.

Вы активно снимаетесь в кино, фильмография насчитывает почти три десятка проектов («Шапито-шоу», «Фантом», «Год культуры», «Смерть в объективе»). Чем отличается работа в киноиндустрии?

В кино другая концентрация пространства. Здесь концентрация сужается. По сути похожа с театром. Но просто другое. То же самое, но другое, но… то же самое (смеётся). Так и есть! Кино гораздо грубее по своей технологии, производству. Оно жёстче, более сжато.

Сериал «Год культуры»

А представить себя исключительно киноактёром, Вы могли бы?

Театр – это обязательно, это необходимость. Я вырос в театре! Театр – часть меня. Юрий Николаевич меня воспитал. Именно он «сделал» моё сознание. Театр это самая большая моя любовь! Кино тоже, но это любовь под номером два. Для меня это один поток, который, к сожалению, никак не женится по времени, по организации.

Есть роль, о которой мечтаете? Заветная роль.

Нет… А, что значит «заветная»?

Знаю актёров, которые грезят Ричардом III

Сыграл бы!

Что в профессии для Вас самое важное?

Атмосфера в коллективе.

А если бы не сложилось с профессией актёра, куда бы направились?

В разведку! Там классные ребята!

У актёра Дмитрия Богдана есть творческая мечта?

Я не мечтатель. Хотел бы снимать кино и сниматься в кино. Как пойдет. Мы можем строить планы, но жизнь режиссирует всё гораздо лучше!

Фильм «Шапито-шоу»

В спектакле «Оккупация – милое дело. О, Федерико!» окошком в прошлое служит белый экран, где сменяют друг друга кадры хроники, сцены из фильмов Феллини, Вайды, Куросавы… Эшелон солдат змейкой марширует по бесконечной тропинке, некоторые из них сойдут с черно-белого холста и возьмутся за музыкальные инструменты. Младший лейтенант Дмитрия Богдана суетливо уносит куда-то огромный чемодан, рулон ковра, знамя. Этот молчаливый офицер долго не задержится в плацкартном вагоне, населенном духами. Возможно, он тоже не мечтает, но насколько же этот герой красив в своей простоте, насколько он органичен и тонок! Дмитрий Богдан играет всегда с упоением, легко, азартно, пылко… Его персонажи влюбляют в себя с первой минуты, а после спектакля – нежными незримыми тенями блуждают в закромах памяти, заставляя снова и снова ощущать сладкое послевкусие.