Ошибка в формуле мира: «Сектор Газа» Анатолия Праудина в театре ЦЕХЪ

«Сектор Газа» — это третья часть документальной трилогии Анатолия Праудина «Одиссея» — театрального исследования на тему «человек и война». Исследования в прямом смысле слова: в его основе — экспедиции режиссёра, сценографа и актёра в ту или иную горячую точку. Первую часть (её тоже можно посмотреть в театре «ЦЕХЪ») привезли из Донецка, вторую — из морского путешествия по Северной Атлантике. Материалом для третьей послужили впечатления о жизни на границе с сектором Газа, в израильском кибуце (это такая сельхозкоммуна, посёлок, живущий по принципам равенства и взаимопомощи).

фото Елены Коликовой

На что это похоже?

Описание проекта настраивает зрителя на серьёзный лад и обещает рассказ о тяжёлых событиях, но в самом его названии есть некоторое лукавство: свой опус о войне Праудин почему-то назвал не «Илиадой», а «Одиссеей». В первоисточнике Гомера военачальник Одиссей уже повоевал своё и проделывает полное перипетий путешествие домой. Признавая за сочинениями полумифического грека определяющую роль в развитии литературы, можно сказать, что «Илиада» — это главная эпическая поэма о войне, а «Одиссея» — главная эпическая поэма о мире, ведь странствие — это сугубо мирное дело, это про поиск и возвращение домой. Вот и спектакль Праудина — не столько о войне (хотя вокруг и рвутся снаряды), сколько о тех законах мироздания, которые она не отменяет.

фото Елены Коликовой

Герой моноспектакля — болгарин Виктор, волонтёр, смотритель зоопарка для детишек кибуца. Смешно коверкая слова, щурясь на палящее солнце и отмахиваясь от мух, он рассказывает свою удивительную историю невидимому собеседнику — точно такому же страннику, который никак не может попасть домой, в Украину.

Теперешняя вотчина Виктора — клочок земли, огороженный сеткой, на котором он в начале спектакля из разнокалиберного мусора обустраивает свой быт. Зоопарк маленький, но дел у Виктора много: подопечные требуют внимания, где-то поблизости вечно витает начальник со своими ценными указаниями (правда, его Виктор не понимает), а дома ждёт жена, которая хочет жить нормально (и планирует начать делать это с дорогущего пылесоса). Время от времени в небе черным прямоугольником повисает тень от монитора. Солнце здесь неправильное — в мире, где война стала обыденностью. Но Виктор уже не обращает внимание на разрывы снарядов с той стороны (не падают они сюда — и всё), он вполне доволен своей простой жизнью. У него здесь самый настоящий Рай: в наличии и Бог, и Ева, и даже Змей в ящике, который ни в коем случае нельзя открывать.

фото Елены Коликовой

Монолог Виктора показывает частную историю как отрывок бесконечного пути абстрактного человека. Почему он счастлив, что хранит его? Что для него Рай и почему он его покидает? Куда он по-настоящему стремится, где его дом и что нужно, чтобы вернуться туда? «Сектор Газа» в первую очередь об этом.

Есть такой грустный анекдот про умершего Эйнштейна, которому Бог в знак признания его заслуг показывает «формулу мира». И Эйнштейн находит в ней ошибку, а Бог отвечает: «я знаю». Видимо, и вправду существует формула мира, и в ней есть изъян, и Одиссей, даже покинув поле боя, сквозь череду воплощений будет нести войну с собой. И познавать Рай, и терять его, и двигаться дальше.

фото Елены Коликовой

Зачем это смотреть?

К искусству о войне обычно обращаются чтобы острее прочувствовать жизнь. И к достоинствам спектакля, помимо обаяния солнечного персонажа Виктора Бугакова и увлекательной работы художника Игоря Каневского, можно отнести то, что он вызывает восхищение жизнью, которая прорастает сквозь любой бетон. И человеком, который умудряется быть счастливым, что бы ни происходило вокруг. Рай возможен, а то, что он нестабилен — только стимул продолжать путь.