Иллюзия выбора или так жить нельзя. Премьера спектакля «Покорность» в Театре Наций

В конце октября на малой сцене Театра Наций состоялась премьера спектакля «Покорность» по знаменитому провокационному роману французского писателя Мишеля Уэльбека. Выход романа в 2015 году вызвал бурную реакцию не только литературных критиков, но и общества в целом. В своей книге Уэльбек описал крах политической системы Франции, приход к власти президента-мусульманина и французов, вынужденно принимающих ислам ради хорошей жизни. Неудивительно, что переносить роман на сцену в Европе опасаются, и Уэльбек, по словам режиссера Талгата Баталова, был очень обрадован, хотя и крайне удивлен тем фактом, что спектакль по его книге хотят поставить в России.

Фото: Ира Полярная

В постановке тема взаимоотношений религий, затронутая писателем, уходит на второй план. На первом же оказываются сломленные люди и «продажность современного интеллектуального жителя». Спектакль построен как исповедь главного героя, профессора Сорбонны, Франсуа. Ему немного за сорок, он переживает кризис среднего возраста, спасаясь алкоголем и случайным сексом со студентками. Владимир Мишуков, в роли Франсуа, появляется перед зрителями в нелепом пальто и красной шапочке, и сразу же получает характеристику «мачо в стиле гранж». Монах Брат Жоэль (Алексей Розин) провожает героя в исповедальную комнату, из которой появляются ожившие воспоминания профессора.

Фото: Ира Полярная

Эти воспоминания помещены в пространство «3 на 3 метра», которое становится то кельей, то рестораном, то кабинетом Сорбонны. На белые стены и пол транслируются мультимедийные проекции, которые меняются в зависимости от происходящего на сцене, что придает спектаклю некоторую кинематографичность (сценограф Наталья Чернова).

В связи с произошедшим изменением во власти, жизнь профессора делится на «до» и «после». «До» было не так уж плохо: лекции, встречи с коллегами, секс со студентками, и даже что-то вроде отношений с одной из них —Мириам (Стася Милославская). Но девушка вынуждена уехать в Израиль, а Франсуа сбегает из Парижа и путешествует по Франции. По возвращении, он узнает о смерти матери, затем отца. Но кроме того, теперь, чтобы снова стать полноправным членом общества и вернуться на работу нужно принять ислам.

Фото: Ира Полярная

Сцена «вербовки» становится переломным моментом в жизни Франсуа и эмоциональной кульминацией спектакля. Профессор и ректор университета (снова Алексей Розин) сидят на креслах, а с камеры, установленной в центре зала, на экран транслируется изображение крупных планов героев с разных ракурсов: и они то приближаются друг к другу, то отдаляются. В тоже время платформа, на которой сидят Франсуа и Роббер Редигер, приходит в движение то удаляясь, то приближаясь к зрителям. Таким образом создаются эмоциональные качели и передается ощущение уходящей почвы из-под ног окончательно сломленного главного героя. Франсуа решает начать новую жизнь и принимает ее. Покорность как бы спасает героя от прозябания и возвращает его к полноценной жизни в новой для него стране. Но это все иллюзия. Так жить нельзя.

Фото: Ира Полярная

«Мы все можем встать перед выбором какого-нибудь повального крещения, принятия мусульманства, или чего угодно другого: конфессия неважна. Главное, если ты не с нами, значит, ты против нас. Какая религия в данный момент приходит к власти – не суть важно, а важно то, что все прежние ценности будут нивелированы. И если ты не принимаешь новые правила, ты на обочине. Тебя не берут в будущее. Наш спектакль именно про это», – говорит Талгат Баталов.

А нужно ли такое будущее? Произошедшие изменения в жизни профессора режиссер иллюстрирует не столько текстом, сколько переменами в отношении женщин. Да, Франсуа и раньше не был образцом идеального возлюбленного, но с Мириам, пусть не любовь, но приязнь была нежной и чувственной, сценически выраженной пластическими этюдами (хореограф Александр Андрияшкин). Тогда как «новые» взаимоотношения приобретают чисто механический характер. Это уже не любовь. Франсуа не получает удовольствия и не испытывает чувств, обрекая себя на пустое бессмысленное совокупление, выглядящее на сцене скорее гротескным, чем хоть сколько-нибудь эротическим. Человек, потерявший любовь, ломается — Франсуа решает начать новую жизнь и принимает ее, не по своей воле, от безысходности.

Мишель Уэльбек в романе описывает кошмар парижанина. Ислам, победивший без боя. Герои сдались, а некоторые даже обрадовались большим зарплатам и прочим «привилегиям» нового мира. Автор намеренно довел ситуацию до абсурда, чтобы привлечь внимание к проблемам своей страны. Для создателей спектакля эта история про несвободу и навязывание обществу взглядов, про тотальную покорность. Хочется верить, что все же в современном мире такая ситуация невозможна.