Перчатка дьявола в спектакле Юрия Муравицкого «Длань Господня»

Летом 2021-го в петербургском арт-кластере Ленполиграфмаш открылась независимая театральная площадка Zal 3 (мы писали об этом здесь). Zal 3 начал свою работу фестивалем «Не_весомого театра», в рамках которого был показан спектакль режиссёра Юрия Муравицкого «Длань Господня». В Москве он идёт на новой площадке Театра.Doc «DOC industrial», и ощущение новизны пространства (что московского, что петербургского) умножает яркость с виду простого спектакля. Постановка родилась в результате совместной работы Театра.dоc и фестиваля современной драматургии «Любимовка».

фото предоставлено пресс-службой Театра.doc

Главный герой спектакля Джейсон вместе с матерью Марджори живёт в глуши Техаса, где они с группой добровольцев готовят кукольный спектакль для местной церкви. Марджори отчаянно нужна эта работа, всё своё время она посвящает спектаклю и церкви. Но в какой-то момент с Джейсоном начинают происходить странные дела: его кукла Тайрон выходит из под контроля, дичает и начинает паразитически жить своей жизнью на руке мальчика. Жуткая тварь терроризирует всех вокруг, озвучивает стыдные мысли Джейсона, сквернословит и подстрекает хозяина разгромить церковь. Конечно, окружающие начинают подозревать, что в руку вселился сам дьявол… Действительно ли здесь нужен экзорцист или это работа для другого специалиста — и предстоит решить зрителям.

фото предоставлено пресс-службой Театра.doc

От «Любимовки» спектакль взял не только саму пьесу американского драматурга Роберта Аскинса, но и форму читки. Всё в постановке сделано без каких-либо декораций и спецэффектов, чтобы добиться максимальной простоты и сконцентрироваться на тексте. Актёры с нейтральными лицами сидят за длинным столом в ненавязчивом рассеянном свете. Перчаточную куклу Джейсона будто сочинили за пять минут до выхода на сцену, пришив к полосатому носку пару глаз-пуговиц. Вместо оформления сценического пространства одна из актрис просто зачитывает ремарки драматурга, в которых описывается обстановка — так зрителю предлагается самому досочинить сценографию. На задней стене серебристыми воздушными шарами выложено название (как на торжественном открытии чего угодно). Спектакль рождается здесь и сейчас, как будто актёры только что вышли из репетиционного зала, в котором наверняка разрабатывались темы и проблемы именно наших дней.

фото предоставлено пресс-службой Театра.doc

В начале действия выстроившиеся в рядок актёры встречают зрителей безудержными всплесками радостных приветствий и пожеланиями хорошего вечера. Эта подчёркнуто дружелюбная и переслащённая встреча веселит всех присутствующих и даёт отличный настрой на час чёрной комедии. После того, как актёры занимают свои места, кукла Тайрон грубым голосом безцензурно рассказывает историю развития человечества от пещерных сообществ до христианства. Джейсон периодически пытается заткнуть его, но сделать это непросто. Тайрон уговаривает Джейсона сказать всем в церкви, что они *удаки, трахнуть девчонку Джессику и разрушить всё к чертям. Джейсон, однако, своим тонким детским голосом пытается противостоять бесу и говорит, что хочет заботиться о своём теле и разуме и любить людей. По сути здесь подросток сознательного и чувствительного поколения Z пытается заглушить внутренний конфликт с навязанными извне ценностями матери-христианки (чья вера, кстати, оказывается большим лицемерием). Для Марджори работа при церкви становится самым важным занятием, важнее сына, и сознание мальчика выталкивает всю боль от такого отношения в перчаточное альтер-эго. И нет здесь никакого дьявола, есть только недостаток родительской любви и заботы. В финале, когда у Джейсона появляется подружка, которая вроде как его ценит и даже зовёт на бал, герой решает сорвать куклу со своей руки, что получается не сразу … если вообще получается — выждав обманчивую паузу, Тайрон возвращается, как незалеченная детская травма, и рассказывает, как человечество придумало Иисуса, отмечая, что сегодня, возможно, его стоит искать там, где раньше видели дьявола.

Читка в спектакле используется не как самостоятельный театральный формат, а как приём стилизации: актёры хоть и произносят все авторские ремарки и не дают глубоких интерпретаций персонажей, но и не читают с листа. Вся команда уже пропустила текст через свои персональные фильтры и чётко знает, что она хочет сказать зрителю (а распечатка пьесы нужна скорее для антуража). Беспристрастно, но бойко и с азартом актёры рассказывают на примере истории семьи Джейсона о том, к чему может привести навязывание религиозных идей, да и вообще любых ценностей, не органичных личности. И, конечно, спектакль подсвечивает то саморазрушительное и агрессивное, что может прятаться и в нас самих. И предлагает нам продолжить самостоятельное изучение всего этого.

Автор – Анастасия Воронкова