«Венецианское каприччио» в атриуме Хлебного дома

Центральным событием из параллельной программы к выставке «Под маской Венеции» в музее-заповеднике «Царицыно» стала мини-опера «Венецианское каприччио». Спектакль прошёл в атриуме Хлебного дома: необычном пространстве под стеклянной крышей. Сама атмосфера диктовала восторженное настроение предвкушения встречи со сказкой и волшебством. Современная аллюзия на жанр комедии del’Arte создана на текст пьесы Эвелины Шац и музыку Ираиды Юсуповой.

На сцене всего три персонажа: Она – Валерия Зайцева (сопрано), Он – Николай Гладских (тенор и контратенор) и актриса-перформер (Елена Шкурпело). Влюблённая пара исполняет арии на итальянском языке, а перформер эмоционально (с большой долей наигрыша) интерпретирует их диалоги. Герои одеты в яркие стилизованные костюмы, а вот их партнёр Лада Раскольникова, наоборот, в современном облачении и в чёрных гламурных очках. Её задача – оживить неодушевлённые предметы, поэтому в программке так и обозначено: «звучащие объекты». Она будто соединяет прошлое итальянского театра del’Arte и наше современное перформативное искусство.

В условном прологе звучит композиция Ираиды Юсуповой для инструментального театра по мотивам пьесы Карло Гоцци «Турандот». Музыка эта отнюдь не отсылает к эпохе ХVIII века: провокационная, напряжённая, стремительная и неожиданная. Мелодия словно пытается вырваться из плена, выцарапать чёрно-белые ноты с нотного стана и бросить эти жемчужинки нам под ноги. Вызов ощущается в её ломаных звуках. Конечно же, стоит соединить это с сюжетом «Турандот», и тогда всё становится на свои места: противостояние и борьба за свободу, любовь, счастье – вот о чём рассказывает эта композиция. Исполнили сочинение сама автор Ираида Юсупова (рояль), Екатерина Досина (виолончель) и Дмитрий Чеглаков (виолончель).

Текст Эвелины Шац непрост для восприятия. Хотя диалоги влюблённой пары довольно банальны, но патетичность и высокопарность делает их перенасыщенными смыслами. И тут на помощь приходит музыка, которая беспрерывно сопровождает текст, будто заботливая мать, трепетно ведущая за руку своё дитя. Такое тонкое переплетение и созвучность музыкального и текстового ряда встречается редко.

Смешение архаичного литературного языка и повседневного было характерно и для фьяб самого Гоцци. В этом синтезе выкристаллизовывается сказочный сюжет, который мы не можем воспринимать однозначно, только как добрый вымысел. Отнюдь. Здесь и трагедия, и вечный поиск утраченных идеалов, бессмысленность человеческой жизни, горечь утрат. Отсюда и полемичность, устремлённая на поиск новой формы. В мини-опере «Венецианское каприччио» это заложено именно во внешнем рисунке, где перекрещиваются несколько плоскостей, как несколько параллельных реальностей: народный театр импровизаций, инструментальная музыка и современный перформанс. В этом соединении главную роль на себя перебирает, несомненно, музыка Ираиды Юсуповой. Она диктует не только общее загадочное настроение, но и рождает дух живой истории, к которой мы можем легко прикоснуться, а быть может и стать её соучастниками.