Сахар вреден для здоровья. Спектакль «Сладкое для памяти» Театр.doc

Наверное, было бы забавно поговорить со своей памятью как с отдельной личностью. Сесть, эдак, за стол с самоваром и послушать истории из собственной жизни, которые самостоятельно извлечь из закоулков «чердака» уже давно не получается. Такая история увлекательна сама по себе, без какого-то определенного контекста, и, конечно, она очень театральная. Театр.doc представил спектакль «Сладкое для памяти», в котором этот сюжет имеет конкретную основу. Пьеса Виктора Шендеровича определена самим автором как «фантасмагория, пронизанная документом», а именно расследованием журналиста Дениса Карагодина.

Житель города Томска, Денис Карагодин, решил провести собственное расследование и найти виновных в гибели своего прадеда, Степана Ивановича Карагодина, осужденного как «организатора шпионско-диверсионной группы и резидента японской военной разведки» и приговоренного к расстрелу. Его правнук решил установить имена всех, кто виновен в сфабрикованном обвинении против прадеда и других арестованных, и проследить преступную цепь – от самого высокого начальства до простых исполнителей.

В пьесе собирательный образ «тружеников ВЧК-НКВД-МГБ-КГБ» автор обрисовал как старого упыря, а его собеседника и хранителя исторических фактов (память) представил в виде карлика. Вампирская сущность не спасает Сысоя Ильича от склероза, и он подкармливает свою память сладостями, в надежде на пробуждение приятных воспоминаний. Вот только Порфирий приказам не подчиняется, и к «розовым» картинкам из детства и юности примешивает страшные события и преступления, непосредственным участником которых и был нынешний безобидный старичок в пижаме и мягких валенках.

Источник фото: wpolitics.ru. Автор Наталья Бухонина

Режиссер Варвара Фаэр и художник-сценограф Ольга Божко помещают персонажей в подходящее им пространство – черную-черную комнату, чем сразу (даже без всяких сладостей) переносят зрителя в советское детство, пионерский лагерь и страшилки после отбоя. «В черном-черном городе стоял черный-черный дом…» Так вот на черной-черной сцене стоит черный-черный стол, черный-черный холодильник и черные-черные кривые зеркала… В течение спектакля это ощущение страшной сказки трансформируется в другие образы, но двойственность восприятия все равно останется, и это хорошо, ведь так гораздо интереснее.

Здесь даже нельзя с уверенностью сказать кто же, все-таки, главный герой: старый вампир или его память. Как нельзя и с точностью определить собственное отношение к каждому из них. Сергей Гражданкин (Сысой Ильич) играет весь спектр характеров: от безобидного Кисы Воробьянинова до графа Дракулы и безжалостного палача. Не успеешь его возненавидеть, как хочется пожалеть, потом испугаться, а потом снова возненавидеть. Детская установка «старших нужно почитать» сталкивается с совершенно противоположными чувствами, основанными на фактах.

Источник фото: wpolitics.ru. Автор Наталья Бухонина

Андрей Нечаев (память Порфирий) тоже не подарит зрителю никакой определенности. Милый и забавный карлик в костюме-колокольчике, трогательно поедающий лимонные дольки, вдруг становится настоящим монстром – отражением своего хозяина. С садистским удовольствием он подвергает Сысоя Ильича пыткам памятью, вытаскивая на белый свет давно похороненное и самое греховное, что хранит в своих многочисленных карманчиках-годах.

Актерский дуэт вышел на редкость удачным, взаимопроникающим, и даже красивым, несмотря на предлагаемые обстоятельства. Андрей Нечаев и Сергей Гражданкин, имея совершенно разную фактуру и характерность, действительно становятся частью друг друга, единым целым, при этом не теряя и собственной индивидуальности.

Источник фото: wpolitics.ru. Автор Наталья Бухонина

Уже упомянутая двойственность восприятия относится не только к персонажам, но и к смысловому посылу постановки. Факты, лежащие в основе литературного материала, тесно сплетены с общечеловеческими мотивами, и эмоциональные «качели» от себя к истории не позволяют остановиться на чем-то одном. 

Вряд ли среди сидящих в зале зрителей есть такие Сысои Ильичи, но у каждого точно есть что-то, что совсем не хочется вспоминать. Память не подчиняется разуму и может подкинуть ненужную картинку в самый неподходящий момент. Когда Порфирий начнет угощать зрителей, хватит ли у вас смелости взять лимонную дольку?