Мем смешной, ситуация страшная: «Мастэктомия» Маши Сапижак

Евгения решилась на мастэктомию — операцию по удалению груди. Нет, она не страдает от онкологии. Таким радикальным способом она решила избавиться от проблем с домогательствами, которые в её жизни начались вместе с появлением груди. Грубый и пугающий осмотр в школе, унижающие комментарии дяди по поводу размера, приставания начальника, мужчины в безлюдном парке, прохожего на людной улице…

Надя, руководительница клиники «Гера», поняла Женю, поддержала и не задавала лишних вопросов. И даже считает её примером для женщин, которые «медлят с визитом к врачу» и боятся таким образом потерять часть себя. При клинике Нади, кстати, работает тату-салон, где татуировками украшают шрамы, «возвращая грудной клетке право на любовь и уважение». Наде открытие побочного бизнеса помогло проработать собственную травму и избавиться от ночных кошмаров после того, как к ней под кофту залез педагог по рисованию.

фото: afisha.ru

Маша Сапижак поставила эскиз по пьесе белорусского драматурга Каси Чекатовской весной, в рамках феминистской лаборатории «Ничья» на фестивале «Рёбра Евы». Спустя полгода эскиз дорос до спектакля с подзаголовком «драмеди». Этот термин родом из сериальной культуры, он обозначает жанр комедийной драмы, которая отличается от ситкома близостью к жизни, проработкой персонажей, сложностью мотиваций и развитием магистральной темы от серии к серии. И «Мастэктомии» это определение вполне подходит — как эпизоду из сериала на тысячу сезонов про всех нас.

Ближе к жизни, кажется, некуда. Хотя бы потому что, все истории, описанные в пьесе, реальны. «Как нас в школе учили? Женская грудь — это секс, секс — это дрянь». «Если везут на экскурсию — подробный инструктаж, а если медосмотр — выплывайте сами». «Что за грудь у тебя, у меня, у мужчины, и то больше». «А на что ты рассчитывала, когда соглашалась у меня переночевать?». «Не делай резких движений, сейчас разобьёмся из-за тебя». «О таком не принято разговаривать». «Я ж не баба какая-то!». Перед глазами встаёт целая галерея причин и следствий: табу и стереотипы, недостаток воспитания и эмпатии, отсутствие элементарных знаний о том, что такое личное пространство, которые приводят к тому, что тысячи женщин чувствуют унижение, стыд и страх в самых разных обстоятельствах — в том числе на учёбе и работе, в транспорте и на людной улице.

фото: afisha.ru

Слово в ток-шоу «Как я полюбила своё тело» получает не только невезучая Женя, но и её грудь и сердце, которые любили велосипед за то, что тот избавил их от поездок в автобусе — но только до тех пор, пока не нарвались на насилие в парке. Специальные гости шоу — бронзовая русалка, уставшая от попыток мужчин «научить её человеческой любви», и клоун, который очень весело шутил про формы зрительниц, за что пострадал, но урока не усвоил. Актрисы обыгрывают длинные монологи пластически, некоторые реплики пропевают — получается забавно и без давящей серьёзности. Актёров, кстати, нет, мужчин играют по очереди, надевая футболку с надписью «мужская роль». Не из мужененавистничества — просто никто из приглашённых в постановку не согласился играть «трёх омерзительных персонажей» и не увидел в пьесе события. И это тоже иронично и вполне жизненно.

В духе разделения общества на тех, кто болеет за новую этику душой и тех, кто считает её глупостью и блажью, можно счесть историю Жени утрированной (подумаешь, за грудь потрогали) или упаднической: мол, защитить свое тело и избавиться от страха быть униженной можно только нанеся себе увечья. Тем более, что сама драматург вроде бы не делает выводов и не предлагает решений (если не считать таковым вариант с отрезанием груди). Но самое интересное в спектакле Маши Сапижак начинается тогда, когда пьеса заканчивается. После небольшой презентации на тему домогательств со статистикой и контактами кризисных центров она предлагает зрителям поучаствовать в обсуждении — причём не только словом, но и действием.

фото: afisha.ru

Сначала голос за кадром предлагает глубоко вдохнуть и выдохнуть тем из зрителей, кто хоть раз становился жертвой домогательств, и изменить позу тем, кто что-то подобное наблюдал. И от шелеста и скрипа вокруг становится не по себе, а пьеса сразу начинает казаться не таким уж передёргиванием. А потом желающие выходят на сцену, как бы присоединяясь к героям, и отвечают на несколько вопросов по теме — для этого они перемещаются между секторами на сцене, закрепленными за вариантами ответа «да», «нет» и «не всё так однозначно». Некоторые вопросы можно обсудить — на это даётся по три минуты.

И здесь, во-первых, агитка про женщин-обиженок и мужиков-обидчиков выливается в жизнь, оказываясь каплей в море. Потому что у многих есть истории приставаний, в том числе и с негативными последствиями для психологического состояния. И не только у женщин — нарваться на хамство и сексизм можно даже если ты просто не так одет или красишь волосы не в тот цвет.

А во-вторых, можно сделать массу интересных открытий — например, о том, что никто не рассказывает о домогательствх партнёру и почти никто — родителям. Разумеется, сущность и количество открытий здесь зависят от состава аудитории — но тем они ценнее.

фото: afisha.ru

Отличительная черта драмеди-сериалов — то, что персонажи внутренне меняются от серии к серии, от сезона к сезону. И здесь это изменение происходит с переходом от утрирования к историям из первых уст, от ироничного обыгрывания к «прости пожалуйста, это глупо, но вовсе не смешно», которым один из участников обсуждения извиняется за свой смешок на историю участницы про «слишком обтягивающие брюки». Хочется надеяться, что все мы в следующем сезоне станем более сознательными и защищёнными. А если нет — хотя бы чуть более способными за себя постоять.