Один день накануне свободы. Фильм Глеба Панфилова «Иван Денисович»

23 сентября на широкий экран вышел новый фильм мэтра российского кино Глеба Панфилова «Иван Денисович». 13 августа состоялась мировая премьера картины на кинофестивале в Локарно, где исполнитель главной роли Филипп Янковский получил приз международных независимых кинокритиков.

Когда режиссеру предложили поставить фильм к 100-летию писателя Александра Солженицына, он обратился к рассказу «Один день Ивана Денисовича» – первому опубликованному произведению будущего нобелевского лауреата, принесшему ему мировую известность. Сценарий Глеб Панфилов, по обыкновению, написал сам, адаптируя прекрасную описательную прозу без драматургического нажима к условиям кинематографической концепции. Получилась самобытная, самостоятельная работа «по мотивам», бережно сохранившая сюжетную основу рассказа, но акцентированная на внутренних нюансах пути героя через преодоление внешнего к самому себе.

Рядовой солдат Иван Шухов (Филипп Янковский), бравый и ясноглазый, в самом начале войны попадает в немецкий плен вместе со своим боевым расчетом. Только ему и его товарищу удается убежать из плена и дойти до своих, где их молниеносно настигает карающая десница советского отечества. 10 лет лагеря по политической статье получают оба героических защитника столицы, несмотря на свои заслуги и великую нужду в военной рабочей силе.

Фильм рассказывает об одном из последних десяти дней, которые остались Ивану Шухову до освобождения – счастливом дне начала отсчета до свободы.

Источник фото: kino-teatr.ru

Призрачным светом пока неявной, но уже ощутимой свободы наполнены кадры лагерной жизни. Заключенных посылают возводить завод для космической промышленности. Страна рвется в космос, и несовместимость этих глобальных фантастических устремлений с все еще существующим ГУЛАГом становится какой-то особенно очевидной. Сталин еще жив, но война закончилась и начинается строительство не просто мирной жизни, а большого будущего. Система пока работает, но невидимый ветер перемен уже позволяет надсмотрщикам смотреть на зэков другими глазами, а самим заключенным предполагать, что присужденные им сроки могут претерпеть изменения.

Огромность надежд и свершений обычно затеняет «муравьиную» жизнь тех, кто их осуществляет. Таким «рабочим муравьем» провел в лагере десять лет заключенный Иван Шухов. Выдающаяся работа Филиппа Янковского стала стрежнем успеха картины. Лицо заключенного Щ-854 весь день светится робкой и неуверенной, но счастливой улыбкой.

Источник фото: kino-teatr.ru

«Глеб Анатольевич поставил мне задачу сыграть улыбку через боль» – рассказывает актер. Не улыбаться Иван Шухов не может. В первый день его последней декады в лагере вместилось так много различных по эмоциональному наполнению событий, что через них прошло как будто все десятилетие заключения. Скоро желанная свобода, но Шухов готов скорее поверить в коварство системы, чем в действительное освобождение, ведь Родина уже предала его однажды. Письмо от любимой дочери, выросшей без отца, вызывает радость и тревогу. Теперь герою еще больше нужно скорее попасть домой, чтобы удержать дочь от неверного шага. Главной целью дня становится искреннее стремление быть идеальным зэком и работником, чтобы не споткнуться, не совершить трагической ошибки, за которую могут продлить срок.

Жизнь в лагере научила оглядке, согнула спину, сделала походку мелкой, спешащей, будто заискивающей, взгляд непрямым. Вся сердечная боль и правда души сконцентрировались внутри, и изливаются в невидимых слезах. Не показать, не выдать себя и не подвести тех, кто готов помочь – в этом задача заключенного солдата, чье счастье так близко и так хрупко.

Источник фото: kino-teatr.ru

Фильмы классика советской и российской кинематографии Глеба Панфилова отличаются цельностью, собранностью и внутренним масштабом смысла, скрытого за реалистичной красотой кадрового рисунка. В подцензурное время такой стиль был почти идеальным: в нем органично сочетались возможность откровенного высказывания и шанс прокатной жизни для картины. Новую работу режиссер насыщает вечностью: он обращается к мотивам библейских чудес. Жизнь человека с Богом и жизнь Бога в человеке становятся главной опорой души и единственной перспективой на выживание и сохранение своей сущности.

Камера Михаила Аграновича следует за режиссерской мыслью. Первые кадры фильма поражают праздничной, почти рождественской красой панорамы маленького лагеря в казахстанской степи. Кажется, божественное провидение парит над обителью политзаключенных, над несправедливостью и лишениями, которым подверглись неправедно обвиненные.

Символичный образ одинокого дерева на сумеречном горизонте заснеженного поля, через которое бредет пилигримка-странница, мать и Матерь (Инна Чурикова) и гонят на работы зэков, напротив, представлен в тонах серых, как утлая жизнь потопленной в ГУЛАГе страны-победительницы.

Источник фото: kino-teatr.ru

Простор и воздух ощутимы в кадрах строительства завода. Божественная сила проникает и туда: в обыденное, в реальное, повседневное, в каждый момент отчаяния. Она приближается к герою с такой явственностью, что он не просто верит, он существует в этом всевышнем укрытии и черпает из него. Вероятно поэтому последний кадр картины уже даже не пытается тяготеть к символике, он откровенен и прост. И хотя истинное будущее зэка Щ-854 еще неясно, душа за него уже спокойна.

После десятилетнего творческого молчания, как будто слегка растерянного, будто бы конечного, из реалистичной прозы Александра Солженицына Глеб Панфилов делает фильм-притчу, достойный его мастерства. Этой уверенной, крепкой работой мастер словно проясняет свою позицию: ему никуда не нужно спешить, нет необходимости суетиться и разбрасываться. Он полон сил и давно заслужил право снимать то, от чего беспокоится душа и тогда, когда хочется сказать.