Герои крупных планов. «Люди как люди» в Театре Вахтангова

Признанный «буревестник революции» Максим Горький закончил пьесу «Зыковы» в 1913 году. В 2011 году признанный мастер психологического театра Владимир Иванов детально проанализировал материал и увидел в нём больше, чем предчувствие бури: горьковский романтизм, философские мысли писателя о предназначении человека, неравнодушный взгляд на «далёкое близкое» (пьеса была написана в эмиграции на острове Капри), диалог с драматургами прошлого и настоящего, переживания о будущем страны и мира.

Источник фото: сайт театра

Герои горьковской пьесы – обычные люди, живущие по человеческим и литературным законам. И в начале прошлого века, и через сто лет после первой публикации, и сегодня, через 10 лет после вахтанговской премьеры, – они, люди, всё те же. Их по-прежнему печалит разрыв кровных уз, распад семьи, утрата духовного родства и разлом между поколениями отцов и детей. Как у Островского, эти люди привычно избывают тоску – сначала поэзией, рыбалкой и вышиванием, потом водкой, флиртом и (само)убийством. Как у Чехова, они размышляют о лучшем мире и тратят жизнь нынешнюю в сожалениях о жизни неслучившейся. Параллели между «Зыковыми» Горького и «Дядей Ваней» Чехова (1898) очевидны – с той лишь оговоркой, что Горький жёстче и категоричнее относится к своим персонажам. Прослеживается и другая параллель: Владимир Иванов ставил спектакль «Люди как люди» через пару лет после «Дяди Вани» Римаса Туминаса (2009) и, несомненно, на него ориентировался – стилистически и идейно.

Подчёркнуто классическая постановка Иванова – спектакль, достойный крупных планов, собранный тщательно и подробно. В нём важно всё, потому что в жизни человека нет пространств и времён второстепенной важности. Ни в пьесе Максима Горького, ни в постановке Владимира Иванова нет проходных персонажей и маленьких ролей. 

Источник фото: сайт театра

Визуальную подробность обеспечивают сценография и костюмы (художник Максим Обрезков). Массивные, геометрически правильные и тяжёлые с виду декорации цвета ржавчины создают атмосферу запустения, деградации, распада. Столбы-гробы то отдаляются, освобождая пространство и воздух для живого человека, то выдвигаются на авансцену и выстраиваются по схеме, заставляя героев блуждать и прятаться, искать сложные обходные пути или действовать на заднем плане в глубине сцены. На фоне ровных стен фактурно и отчётливо проступает всё человеческое – красивое кресло, резные стулья, большой стол и объекты на нём, пышные пионы. Великолепные костюмы, придуманные со вкусом и изяществом, хочется рассмотреть и потрогать: кружевные узоры, завитки богатых вышивок, шелка галстуков, бусины на манжетах и пуговицы на жилетках становятся продолжением персонажей.

Внутренний мир Зыковых и их окружения прописан режиссёром в деталях и нюансах. Психологизм оправдан в каждый момент действия, боль и переживания отработаны с ювелирной точностью. Замечательный актёрский состав усиливает ансамблевость постановки, при этом партитура расписана настолько гармонично, что каждый артист вступает в нужный момент и солирует достаточно долго, чтобы успеть раскрыть характер героя и его уникальный голос в хоре. 

Источник фото: сайт театра

Артисты живут в своих персонажах с явным удовольствием, даже наслаждением, словно медленно обходят и с интересом рассматривают самих себя со стороны. С таким же удовольствием зритель следит за фигурами на сцене – отмечает движения, жесты и хмурые тени на лицах, зеркалит улыбки и волнение. Антипа Зыков в исполнении Алексея Гуськова начинает историю уверенным в себе дельцом, привыкшим во всём добиваться своего. В финале перед нами другой Зыков – растрёпанный, слабый, колеблющийся человек сожалеет о прошлом, с неопределённостью смотрит в будущее и вызывает неловкое сочувствие. 

Свою долю зрительского сочувствия получает каждый герой. Сын Зыкова Михаил (Владимир Логвинов) – родной брат чеховского Константина Треплева. Возвышенная, нежная душа давно убита отцовской неприязнью, потому слабовольный Миша пытается убить себя по-настоящему. Павла (Полина Чернышова) – пугливая, наивная и пустая девица, променявшая послушничество христовой невесты на статус послушной жены богатого и влиятельного мужчины. Приняв за любовь свою жажду благополучия, Павла борется с несуществующими призраками, но они побеждают её. 

Источник фото: сайт театра

Опора и стержень семьи Зыковых – Софья (Лидия Вележева). Прямая, собранная, несгибаемая и вместе с тем бесконечно женственная – вдова, сестра, тётка, правитель, наставник и оберег. Она же – жертва на семейном алтаре без права на личное счастье, и бог знает какой ценой даются ей и женственность, и жертвенность, и самообладание. И Бог действительно знает: безупречно правильная Софья мечтает лишь об одном – согрешить и покаяться перед людьми.

Соседи Зыковых – обычные персонажи, ставшие настоящими звёздами благодаря актёрской игре. Хеверн (Олег Макаров) – с его очаровательным неуловимым акцентом и комично-галантными манерами иностранца, давно живущего в России; Шохин (Артур Иванов) прячет свою прямоту, порядочность и открытую грешную душу под плащом и опущенной головой; Муратов (Александр Рыщенков) – мужчина в форме прошедшего времени со сноской *некогда: некогда интересный, некогда остроумный, некогда благородный, некогда любящий и любимый – почти Астров; Тараканов (Евгений Карельских) – философ, мудрец и патриот, человек стойких принципов, не устоявший перед бездной непонимания и провалившийся в тот самый разлом между поколениями отцов и детей.

Источник фото: сайт театра

Времена быстро меняются, но спектакль Владимира Иванова за 10 лет не потерял актуальности. В любую историческую эпоху люди жаждут нового, но пугаются новизны, хотят перемен, но ничего не делают, чтобы измениться. Предчувствуют беду, но не готовят защиту, ждут счастья, но не понимают, как его распознать. Они боятся (но не любят) Бога и говорят о любви, принимая за неё желания и страсти. Боркманы, Будденброки, Кабановы, Серебряковы, Зыковы… Обычные семьи живут без тепла и сгорают под равнодушными софитами крупных планов.