Про мою маму и про меня. Спектакль «На всякого мудреца», Театр Наций

В Театре Наций громкая премьера: один из самых востребованных режиссёров современности – Константин Богомолов – представил своё видение пьесы Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Однако название, укороченное до «На всякого мудреца», а также подзаголовок «Всё, что осталось от Островского после встречи с Богомоловым», красноречиво намекают, что мир классической пьесы здесь не будет прежним.

Источник фото: сайт театра

Богомолов перенёс действие в современную Москву, главный герой – Егор Глумов (Александр Новин/Кирилл Власов) живёт со своей замечательной мамой поэтессой-интеллигенткой (Лера Горин/Сергей Епишев) в затхлой квартирке на Малой Бронной, в нищете, но храня достоинство. В этом очаге любви и заботы он строит планы покорения власть имущих, роста по карьерной лестнице и введения своей мамы в миры столичной элиты. И, безусловно, этому золотому мальчику всё удаётся благодаря расположению внезапно объявившихся на пороге родственников. Покровительство молодому человеку обещают дядюшка Нил Мамаев (Александр Семчев/Александр Новиков) – глава корпорации «Роскурица» и его супруга (Наталья Щукина/Ольга Лапшина) – член правительства аж самого Мишустина, благотворительница, рыдающая над прожиточным минимумом.

Источник фото: сайт театра

В сценографии Ларисы Ломакиной – кирпичных сводах некоего терема, постоянно превращающихся то в кабинеты высокопоставленных чиновников, то в загородный особняк Мамаева, то в следственный изолятор где-то за 101-м километром – разыгрываются любовные драмы, строятся головокружительные карьеры, переоценивают ценности добившиеся всего чиновники, бьются головой о стену глупцы-неудачники, познаёт мир Егор Глумов, а режиссёр Константин Богомолов непрерывно иронизирует над похорошевшей Москвой, воспрявшей Россией, столичной тусовкой, русской жизнью. Режиссёр легко и непринуждённо вмешивается в действие спектакля, выходя откуда-то из темноты зрительного зала, выводя непокорного артиста или бросая реплику, создавая атмосферу теплоты, естественности и домашнего уюта.

Источник фото: сайт театра

Также по-доброму в своём спектакле он шутит над любимцами публики: Теодором Курентзисом и Никитой Михалковым, модными телеграм-каналами и взрывающими интернет Тик-Токами, над самими Владимиром Владимировичем и Михаилом Владимировичем. В пьесу Островского вплетаются пьесы Чехова и Шекспира, романы Достоевского, образы больших людей из АП и ФСБ, глыбы российской журналистики, вечно молодой Олег Митяев, нескончаемый флешмоб «Я / МЫ», флэшбэки из советского и недавнего российского прошлого.

Источник фото: сайт театра

А самое главное, в «На всякого мудреца» вплетается много самого Богомолова – от неожиданной иронии на темы собственного манифеста или попытки пригласить чиновника на премьеру до многочисленного самоцитирования. Сквозь спектакль проходят стиль, приёмы и даже одна из сюжетных линий (роман Мамаева и Курчаева) из «Идеального мужа», в разные моменты до дрожи прошибает любимый режиссёром и постоянно актуальный Фёдор Михайлович, мрачно нависает спорная и будоражащая богомоловская «Волшебная гора». В финале, собрав своих героев в 2025 году в местах не столь отдалённых, Богомолов будто отправляет всю честную компанию в санаторий-кладбище в конец географии, поразмышлять о жизни и смерти, а Глумова – оценить успехи и отчитаться перед недожившей до финала мамой. И тут уже не смешно.