Беспокойный класс. Спектакль «Наш класс», Театр Вахтангова

С этого спектакля невозможно выйти равнодушным, о нём продолжаешь думать и думать ещё несколько недель и не можешь обрести покоя. «Наш класс» режиссёра Натальи Ковалевой на Новой сцене Театра Вахтангова идёт уже пять лет, а под тихим и мирным названием скрыта история драматичная и пронзительная, в которой безжалостно предают и бескорыстно помогают, безоглядно любят и тихо ненавидят. В основе постановки – пьеса польского драматурга Тадеуша Слободзянека «Наш класс. История в 14 уроках», основанная на документальных событиях, произошедших в польском городе Едвабне.

Фото: Валерий Мясников

История начинается в 1930-х годах, когда десять подростков – поляков и евреев – учатся в одном классе. Их светлое детство заканчивается, а жизнь омрачает начавшаяся вторая мировая война. Однако не только исторический фон оказывается безжалостен к героям – они сами меняются до неузнаваемости: кто-то становится убийцей, кто-то жертвой, кто-то пытается спасать, а кто-то просто наблюдает. В маленьком городке варварски уничтожают еврейское население, большинство поляков теряет признаки человечности, война рано или поздно заканчивается, а раны остаются.

Монолог за монологом герои рассказывают свои истории, из которых складывается масштабное действие: история страны, история народов, история вероломств, история чудесных спасений. Здесь за секунды делают выбор – предать или спасти, закрыть глаза или остаться человеком. Чья-то жизнь оказывается слишком короткой (первый из одноклассников погибает в 1941 году на рыночной площади Едвабне от рук своих товарищей), а чья-то слишком длинной (последний герой умрёт в 2003 году в Нью-Йорке), но кто здесь остаётся по-настоящему жив – ещё вопрос.

Фото: Валерий Мясников

Избавившись от угрозы смерти в любой момент, эти дети (уже очень взрослые люди) никогда не избавятся от призраков прошлого: кто-то продолжит плести интриги и мастерски избегать наказания, кто-то сдастся и найдёт утешение в алкоголе, кто-то будет тихо сходить с ума, а кто-то вроде бы и радоваться жизни, но это только «вроде бы». Преступления и безнаказанность, самоотверженность и неблагодарность продолжат сосуществовать бок о бок, люди просто будет делать вид, что ничего и не было. Школьные доски станут гробовыми, а жертвы никому не будут нужны со своими свидетельствами.

Через минималистичную сценографию (художник – Александр Боровский), через элементы пластической хореографии (хореограф – Ирина Филиппова), через весёлую музыку, звучащую даже в самые трагические моменты действия, чувствуется эмоциональный накал – от бессилия в самых ужасных эпизодах до смирения с прошедшей жизнью. Но покоя обрести здесь нельзя, как и смирится с преступлениями военных лет и попытками переписать историю.