Гастроли театра «Июльансамбль» в рамках нижегородской части проекта «Поехали!»

Московский театр «Июльансамбль» в рамках нижегородской части проекта «Поехали!» показал три спектакля на площадке «Центра театрального мастерства» в Нижнем Новгороде. Из-за коронавирусных ограничений два их них прошли в формате онлайн-трансляции, на финальный, с символическим в этой ситуации названием «У нас все хорошо», смогли пригласить зрителей.

«Урод»

Пьесу «Урод» Мариус фон Майенбург написал в 2007 году, но с сегодняшним днем она резонирует интереснее, чем 14 лет назад. Сюжет о некрасивом инженере Летте, который в надежде на лучшую жизнь меняет внешность, попадает в «биполярную» действительность. В одной её части царят бодипозитив вместе с принятием своей и чужой уникальности. В другой – фильтры инстаграм, затачивающие скулы на один манер.

Источник фото: сайт Центра им.Вс.Мейерхольда

Режиссер Артем Дубра поставил с молодыми артистами «Июльансамбля» фарс: резкой, злой и веселый. Но мрачно-веселый, поскольку – предсказуемо – счастья Летте новое лицо не приносит. Больше того, вслед красотой приходят кошмары в духе сказок Гауфа и романтической литературы: успех оборачивается крахом, а мир постепенно начинают наполнять «двойники» героя.

Мир в спектакле маленький, даже на камерной сцене нарочно «схлопнут» еще сильнее. Герои существуют на небольшом куске белой ткани, подсвечены сзади прожекторами, которые одновременно – и софиты, и лампы в операционной. Финал открытый: реплику доктора можно равно принять за вовсю работающий конвейер по производству идеальных лиц, а можно – закольцевать, и тогда окажется, что вся «красивая» жизнь Летте привиделась.

 «Несколько разговоров о»

В спектакле Тадаса Монтримаса «Несколько разговоров о» движение выразительнее и весомее, чем слово. Всё, что не договорено в тексте, выражается телесно. Актеры обживают белое картонное пространство, похожее на квартиру накануне въезда жильцов. Но, прежде чем «въехать и жить», важно разобраться с собственной болью и страхом. И пустые комнаты подходят для этого как нельзя лучше, там есть только ты – наедине с собой, близким человеком или с Богом.

Источник фото: culture.ru

Движение подразумевает наличие опоры – герои ищут опору, и при любых конфликтах находят её друг в друге. Под бытовое и даже не скандальное выяснение отношений актеры показывают сложнейший акробатический этюд: как будто нет никакой силы земного притяжения, только хрупкий баланс героя и героини, бесконечный диалог тел. Артисты разыгрывают типовые сюжеты, почти лишенные контекста этюды на заданные темы: расставание, ссора и так далее – важно, чем каждый зритель наполняет конфликт сам для себя.

От студенческого в спектакле не только формат этюдов, но и узнаваемые ученические упражнения: где-то «механизм», где-то тренинги по речи. Студенчество здесь – в хорошем смысле слова, оно органично для молодой команды и логично для пьесы – фрагментов монологов и диалогов. А еще в студенческом театральном формате есть дух юности «на пороге»: сейчас мы поговорим, поймем, как надо и все будет хорошо. Выговорим, станцуем боль, и…

«У нас все хорошо»

Бодрый спектакль-ситком «из польской жизни» «У нас все хорошо» по пьесе Дороты Масловской поставил с «Июльансамблем» Иван Комаров. Сюжет, который мог бы быть мрачной социальной драмой об отсутствии взаимопонимания в семье, становится лихим сюрреализмом об отсутствии понимания вообще. Трудно даже определить, кто из персонажей принадлежит реальности. Семья их трех поколений женщин: бабушки, мамы, дочери? Их «толстая» подруга? Режиссер со своей компанией – артист, репортер и светская дива? Гигантский голубь? Кто кого придумал, кто кем галлюцинирует?

Фото: Анастасия Трошина

Форма ситкома удачна для сюрреалистичной истории. Никто же не станет искать железную логику в сюжете комедийного сериала? И тем более никто не будет требовать от персонажей шоу психологизма и жизнеподобия, поэтому актеры «Июльансамбля» получают карт-бланш на гротеск и клоунаду. Они с увлечением играют в «киношных» героев как будто в куклы. Кажется, поотрывай этим «кенам» и «барби» ноги – они и не заметят.

Как бывает в сериалах, между выпусками звучит голос «гнусавого переводчика»,  рассказывающего содержание предыдущих серий. Впрочем, картину это не проясняет, и мир по-прежнему распадается, его не удержать в целости и не зафиксировать в странном кино истеричного режиссера. Внучка пытается отгородиться от бабушкиных воспоминаний о бомбежке Варшавы, в ее мире война сродни компьютерной игре. Но, кажется, только Бабушка помнит что-то важное, настоящее, пусть и страшное. Может быть даже, она одна в этом мире настоящая, а все прочее – искаженная реальность, вселенная, которой никогда не существовало.

Автор Ирина Винтерле
Проект реализован при поддержке Фонда президентских грантов