Сначала было слово… Спектакль «Три сестры», Volkstheater (Австрия), фестиваль NET

На огромном экране клубится огненная лава, в центре на пустом помосте, напоминающем монитор / экран, вот-вот будет разыгран известный сюжет, где сёстры Прозоровы из пьесы русского драматурга Антона Павловича Чехова будут проживать свои жизни, тщетно собираться в Москву, бесконечно и однообразно завтракать, а из телефонной трубки им постоянно будут вещать об изумительном времени, которое наступит через 200-300 лет на этой бренной Земле. Так увидела и воплотила пьесу «Три сестры» немецкий режиссёр Сюзанна Кеннеди, её постановка идет в австрийском Volkstheater, а российскому зрителю её посчастливилось увидеть в рамках фестиваля NET (Новый Европейский Театр).

Источник фото: сайт фестиваля NET

Свою режиссёрскую работу Сюзанна Кеннеди наполнила размышлениями о бренности и цикличности бытия, обогатила идеями из мировой философии и придала действию глобальный масштаб, где, буквально выйдя в интернет, каждый может взглянуть на экран гаджета и посмотреть, как зарождается жизнь, как она лениво и буднично течёт, как она повторяется из раза в раз… Кипящая лава, обрамляющая сцену-помост до начала действия, становится воплощением теории большого взрыва – одной из версий возникновения вселенной. По ходу действия космологическая сингулярность (состояние вселенной в начальный момент большого взрыва) становится философской сингулярностью (единичность существа, события, явления), которая стремится к математической (точка, в которой математическая функция стремится к бесконечности или имеет какие-либо иные нерегулярности поведения).

Источник фото: сайт фестиваля NET

Здесь герои спектакля – безликие манекены, похожие друг на друга, меняющие наряды, но не меняющие свою суть, – хаотично приходят и уходят, делают фото, внезапно превращаются в пиксельные изображения и окончательно теряют связь с действительностью: их голоса не настоящие, а записанные заранее и обработанные (саунд-дизайн и обработка голоса – Ричарл Янссен); их тела – лишь вкрапление в медитативное видео, обрамляющее сцену-помост, изображающее то реку, то паркетный зал, то пустоту (видео – Райнер Каспер). Жёсткая реальность прорывается в этот дивный виртуальный мир в нескольких эпизодах, где встречаются постаревшие Прозоровы, безмолвно сообщающие, что вот и жизнь прошла, и твоя, зрительская, будничная и повседневная, однажды тоже пройдёт, и в будущем чья-то жизнь пройдёт, и так много-много-много раз. И здесь становится страшно.

Одни и те же эпизоды повторяются в спектакле Сюзанны Кеннеди многократно: тут нет начала и конца, и ощущение, что выскочишь на минутку из зала, вернёшься и ничего не потеряешь – такой жизнь была, есть и будет. И лишь в конце в действие ворвётся фраза «Сначала было слово…» и напомнит, что всё когда-то давным-давно началось, и вполне себе этот процесс может быть конечным, даже в одной взятой жизни, крохотном местечке, малюсеньком явлении. Кто-то так и не уедет в Москву, так и не выйдет замуж, так и не воплотит мечту, так и погрязнет в сером быте. Впрочем, вселенная этого не заметит.