«Если ты не положил душу на сцену, тебя на ней нет». Творческая встреча с Владимиром Машковым

В рамках образовательной программы «Мастерская» V Фестиваля «Уроки режиссуры» Биеннале театрального искусства 11 декабря состоялась творческая встреча с художественным руководителем Московского театра Олега Табакова и Театральной школы Олега Табакова, педагогом, режиссером и актером Владимиром Машковым. Как и чему учить будущих актеров, в чем секреты подлинно живого театра, почему академик Павлов заинтересовался системой Станиславского и как преломляется традиция сквозь современность Владимир Львович рассказал в беседе со слушателями.
Видеоверсию творческой встречи можно посмотреть здесь https://fb.watch/9RHQIB-hfB/

Фото: Анна Смолякова

«Первая книга Константина Сергеевича Станиславского называется «Работа актера над собой», вторая – «Работа актера над ролью», а третья, которую он не успел закончить – о вхождении себя в роль и роли в себя. То есть о вселении. Мы вселяем в себя, подселяем этого человека, даем ему свое тело. Это очень тонкая психологическая работа: я и образ. Сначала «я» больше образа, в ходе работы мы приходим к тому, что «я» равно образу, и либо так и остается, либо мы приходим к следующему: «я» – меньше образа. И тогда не видно ни режиссера, ни драматурга, ни даже самого артиста. Это и есть великое чудо перевоплощения. Создание правдоподобного образа через сознательные непрерывные психофизические действия есть основа российской актерской школы».

Фото: Анна Смолякова

«Занимаясь высшей нервной деятельностью, академик Павлов пришел к открытию двух сигнальных систем: первая у человека и животного одинаковая, она отвечает за ощущения и представления, вторая – слово. Как только появилось слово, появилось образное мышление и появился человек. Именно изучение сигнальных природных систем артиста интересовало Павлова. Как добиться от человека определенных действий, чтобы приблизиться к вдохновению? Как найти к нему ключ?»

«Процесс обучения артиста не заканчивается, артист – это марафон, ты будешь меняться каждый день на протяжении всей жизни. Ты будешь трудится и в старости, будешь действовать, а когда уже не сможешь действовать, будешь передавать знания следующему поколению, которое идет за тобой. Вот о чем мечтал человек, который в этом доме не спал ночами, умирал от ужаса, был счастлив… О том, чтобы тропа, основанная этой живой природой не прервалась, тогда и будет живой театр, с живым артистом».

Фото: Анна Смолякова

«На сцене артист как минимум раздваивается, один выполняет задачи, другой – дает их, прислушивается к залу, хвалит, ругает, ведет диалог. Это целая внутренняя жизнь, которая вдруг сходится в один момент, и есть вдохновение. Вдохновение растет только там, где трудно, где сложная задача, а наша задача – самая сложная. Художнику не пишется – отложил до лучших времен, писатель, композитор – так же, а у меня сегодня в семь часов вечера обязано быть вдохновение. Что бы не произошло, в 19.00 обязано быть вдохновение».

Фото: Анна Смолякова

«Когда с вами происходит акт раздвоения на сцене, ваш второй наслаждается этими чувствами, он изучает, проверяет правильно ли ты существуешь. Это неведомое чувство: десятки, сотни, тысячи образов, событий, которые проходят в эту секунду в вашей душе. Артист рисует собой эти краски, и, конечно, они требуют чувственных, душевных, эмоциональных затрат. Бесспорно! Но артист на то и артист, он это делает любя. Когда ты рвешь свою душу, что-то любя, она не разорвется, она станет шире. И этот образ может тебя научить быть другим, обогатить тебя. Все люди, которых я сыграл, как правило, лучше меня, сильнее меня, и они мне придают силы. Что нас не убивает, делает сильнее, потому что в первую очередь в вас живет сострадание, сочувствие, сопереживание, а это все и есть человек. Чувства это не бумага, это живая вода, ее нельзя на куски нарвать. Если она не высохнет, вы ею и напьетесь, и умоетесь, и поплачете. Потраченная жизнь вернется, зритель восхищенно вернет вам своими слезами ваши слезы за другого человека. Вот в чем смысл этого великого действия».

Фото: Анна Смолякова

«Ты можешь играть плохо или хорошо, но ты должен играть верно. Верно – значит, прежде всего, веря… Веря в картонный меч, веря, что он пронзит тебя насквозь. Чувства нельзя сыграть, они – наше отношение, убеждение, мотивация».