Не надо охать, господа! Премьера спектакля «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича» в Театр.doc

Пьеса Артура Соломонова была написана в 2019 году, тогда же в Театр.doc состоялась первая публичная читка (запись можно найти на youtube канале театра). И вот, спустя три года, публике представлен спектакль «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича» – трагифарс на тему тирании в отдельно взятом коллективе.

В одном российском театре готовится к выпуску спектакль о смерти Сталина. Постановка уже на финишной прямой, но на предпремьерном прогоне с приглашением чиновников Министерства культуры вдруг выясняется, что идет трансляция прямиком в кабинет президента. Президент не произносит ни слова, но его жесты и взгляды интерпретируют помощники, передавая режиссеру инструкции по изменению постановки. Начинается мучительная переделка уже готового спектакля под девизом: «Господин президент, мы хотим знать: как мы относимся к Сталину?»

Фото: Анна Смолякова

Главный режиссер Вольдемар Аркадьевич (одно имя чего стоит), именитый и заслуженный, весь в орденах за вклад в искусство спешно меняет мизансцены, текст, актеров – в общем, переворачивает свою постановку с ног на голову, справедливо полагая, что иначе премьеры не будет. К тому же, он сам должен был играть старого Сталина, а в свете изменения «смерти» на «рождение» непонятно куда себя деть. Свои внутренние переживания он обрушивает на труппу и драматурга и доходит до того, что просто запирает театр, объявив, что «к сожалению, до премьеры выход из театра невозможен. На ближайшие три недели мы все – одна большая, жуткая семья».

Фото: Анна Смолякова

Вольдемара Аркадьевича и старого Сталина играет Антон Кукушкин. Ему отлично удаются «прыжки» из роли в роль и огромный спектр переживаний и масок: он и почивающая на лаврах «звезда», и деспотичный хозяин жизни, и медленно сходящий с ума актер, и даже обманутый любовник. Его персонаж теряет связь с реальностью, не может выйти из роли и все глубже погружается в чужое безумие. А главное – помощи ждать неоткуда, труппа трясется как осиновый листок, никто не хочет рисковать здоровьем. Невольно пожалеешь такого «тирана»: всё сам, всё сам…

Фото: Анна Смолякова

Население этого маленького театра-государства узнаваемо и карикатурно. Ближайшая помощница режиссера Валентина (Рая Миронова) смотрит с обожанием, ловит каждое слово, за что и имеет привилегии в виде доступа к телу и главных ролей. Актер, играющий Ленина (Александр Калугин/Олег Соколов) – весельчак и наблюдатель. Актер, играющий Берию (Федор Кокорев) – скользкий тип, с подвижным мнением в зависимости от происходящего. Актер, играющий Хрущева (Иван Кашин) – фаталист, принимающий любую ситуацию. Драматург Терентий Грибс (Ефим Михайлов/Антон Ильин) – напоминает человека, случайно попавшего на другую планету, и с ужасом думающего «что, черт возьми, происходит? И как такое вообще может происходить?» А молодой актер (Владимир Гасанов) просто не может поверить своему счастью, от неожиданно свалившейся на голову главной роли.

Фото: Анна Смолякова

При всем ужасе ситуации спектакль невероятно смешной. Утрированная история страха перед любой властью нивелирует этот страх юмором. К тому же, позволяет, пусть и в такой гротескной форме, заглянуть в замочную скважину театральной жизни. А вы думали, создать спектакль это легко? Даже если он не про Сталина… Сколько нюансов нужно учесть при создании постановки, главный из которых – человеческий фактор. Но, как говорит человек из министерства (Тимур Дружков/Антон Ильин): «Не надо охать, господа. Все от этого страдают, не вы первые, не вы последние».

Фото: Анна Смолякова