Владимир Машков поставил в Театре Олега Табакова спектакль «Схватка» по пьесе современного американского драматурга

В Театре Табакова – премьера. В конце марта в зале на Сухаревской худрук представил собственную режиссёрскую работу – спектакль «Схватка» по пьесе Дэвида Линдси-Эбера.

Что известно об авторе
Дэвид Линдси-Эбер (David Lindsay-Abaire) – современный американский драматург и сценарист. Его пьеса 2005 года «Кроличья нора» (Rabbit Hole) о семье, переживающей смерть ребёнка, получила в 2007 году Пулитцеровскую премию – престижную американскую награду, которая вручается за выдающиеся достижения в области литературы, журналистики, музыки и театра. Бродвейская премьера пьесы состоялась в 2006 году, и за исполнение главной роли в этом спектакле актриса Синтия Никсон (Миранда из «Секса в большом городе») была удостоена американской театральной премии «Тони». В 2010 году на экраны также вышел кинофильм «Кроличья нора», в котором главную героиню сыграла Николь Кидман. Пьеса знакома и в России: московские зрители наверняка помнят одноимённый спектакль Сергея Голомазова в Театре на Малой Бронной (премьера 2016 года) с Юлией Пересильд в главной роли. Ещё одна пьеса Линдси-Эбера «Хорошие люди» (Good People), поставленная на Бродвее, в 2011 году принесла Фрэнсис МакДорманд премию «Тони» за главную роль.

Источник фото: сайт театра

О чём пишет Дэвид Линдси-Эбер
Американские критики признают: пьесы Линдси-Эбера могут быть стилистически неровными, но ему всегда удаётся найти правильный баланс между юмором и печалью. Не боясь погрузиться в трагедию, он столь же смел, когда дело доходит до абсурда. Будучи ещё молодым драматургом, он понял, что театр – это место, где случаются абсурдные вещи, поэтому в своих произведениях он старается отстраниться от реальности, опирается на персонажей, которые смотрят на мир не так, как остальные. 

Особый дар Линдси-Эбера – писать многомерных героев, подкупающих своей уязвимостью (такова, например, убитая горем мать в «Кроличьей норе»). Вот что говорит сам автор: «Я не думаю об этом. Я просто пытаюсь писать о людях настоящих, честных, несчастных и сложных. В моих пьесах, как правило, обитают невезучие в поисках ясности». И добавляет: «Люди  кажутся мне потрясающими. Они намного интереснее меня».

Источник фото: сайт театра

Пьеса «Схватка»
Сильные женские персонажи с богатым внутренним содержанием – одна из главных линий творчества Линдси-Эбера. «Я намеренно делаю своих протагонистов женщинами. Я знаю так много замечательных актрис, но большинство главных ролей отведено мужчинам», – сетует автор. – В том, что мои пьесы населены сильными женщинами, есть для меня особый смысл». 

Две сильные женщины (не)преклонного возраста стали героинями пьесы Ripcord («Схватка» в переводе Михаила Барского, дословно – «вытяжной трос парашюта»). Пьеса была написана по заказу Манхэттенского театрального клуба (Manhattan Theatre Club), выпущена там же в сезоне 2015/2016 и впервые представлена в России совсем недавно, в марте 2022 года – премьерой в Театре Олега Табакова. Это история искромётной вражды-дружбы двух феерических обитательниц пансиона для пожилых людей, и в интерпретации Владимира Машкова пьеса превратилась из драмеди в комедию жизни. Абсурдные ситуации, неразрешимые конфликты, тайные пари, крики и обвинения, жестокие пранки – артисты фактурно разыгрывают военное положение в одной просторной двухместной комнате с шикарным видом на парк. В поисках ахиллесовой пяты противника две главные героини готовы дойти до крайностей – ведь бояться и терять в доме престарелых им нечего.

Источник фото: сайт театра

Главные героини
За неимением сильных возрастных актрис в труппе «ТОТ», роли чумовых пенсионерок играют две просто сильные актрисы. Абби (Яна Сексте) – ворчун, сухарь, аскет и мизантроп с низким порогом раздражительности. Этот старый техасский солдат не знает слов любви и вкуса пищи, носит мешковатую одежду невнятного пыльного цвета, а голова Абби не столько тронута сединой, сколько посыпана пеплом. Койку у окна окружают засохшие цветы, пострадавшие от заботы душной хозяйки.

Вынужденная соседка Абби и её полнейшая противоположность – Мэрилин (Алёна Лаптева). Экзальтированная олдушка, гиперактивная пенс-эмансипе, болтушка, модница и душа пансиона не боится ярких цветов и броских фасонов, носит всё лучшее сразу, любит Бритни Спирс и молится на икону стиля 90+ Айрис Апфель. Эксцентрик-шоу одного артиста и генератор идей, а также детей и внуков – Мэрилин всегда готова надеть лишнюю нитку бус и прыгнуть с парашютом. Эта парочка – игровой стержень постановки, вокруг которого вертится всё остальное – декорации Александра Боровского, свет Дамира Исмагилова, актёрский ансамбль и студенты Театральной школы Табакова.

Источник фото: сайт театра

Представьте, что на сцене «ТОТ» в комнату к бродвейскому ситкому подселилась бешеная машковская энергетика. Драйв, динамика, экспрессия, фейерверк – и вот уже зритель увлечён и вовлечён, и во весь голос подсказывает артистам с места, как ребёнок на своём первом спектакле! Однако в этой простой и предсказуемой комедии нет глупости, пошлости и заигрывания с публикой; не стоит также искать двойное дно, скрытый смысл и глубинную философию. Традиционные человеческие ценности лежат на поверхности – семья, любовь, уважение, память, вера в мечту, счастье жить, говорить и быть услышанным. Без этих тросов парашюту не раскрыться.