Это странное слово «вербатим»

В начале 2000-х годов в России приобрела популярность технология «вербатим», которая позволяет точно описывать быстро меняющуюся реальность. Мы решили почитать литературу и подробнее разобраться в этом термине.

Термин происходит от латинского наречия verbatim, что означает «дословно», «слово в слово». Его использовали в качестве комментария к цитате или тексту, когда исходный материал был переписан с абсолютной точностью, без малейших изменений.

В настоящее время в ряде работ, посвященных новой драме, «вербатим» определен как:

– техника создания драматического текста с помощью монтажа дословно записанной речи;

– направление в современной драме и театре, объединяющее документальные тексты, созданные в определенной стилистике, связанной с особенностями языка различных субкультур и людей разнообразных социальных статусов;

– тип документального театра, возникшего на рубеже XX-XXI веков.

В театроведческом аспекте вербатим воспринимается как особый принцип искусства, благодаря которому размывается граница между жизнью и театральным представлением.

Если обратиться к истории театра, документальность вошла в ткань текста и спектакля ещё в 1920-е годы. Отправной точкой исследования документального театра можно считать возвращение с фронта Первой мировой войны немецкого актера и историка театра Эрвина Пискатора и его потрясение тем, что военные, общественные, трагические события эпохи никак не отражены в театре. Театр как будто игнорировал проблемы народной массы, «прячась» за буржуазную развлекательность.

Первый документальный спектакль – «Несмотря ни на что» Эрвина Пискатора – состоялся в 1925 году. В нём всю текстуальную основу составил документ: газетные статьи, листовки, таблицы, кинохроники, записи речей, фотографии. Были использованы плакаты для трактовки смысла некоторых эпизодов.

Однако некоторые исследователи отмечают, что к жанру документального театра можно отнести и более ранние опыты. Например, в Англии считают, что вербатим берет начало в раннесоветском агитационном театре «Синяя блуза» и в опытах Московского Художественного театра начала ХХ века. Тогда в процессе работы над спектаклем «На дне» мхатовцы ходили на Хитровский рынок, где собирали почти документальный материал о жизни нищих, преступников и бродяг.

В России же родиной вербатима считают Англию, где в 1980-1990-х годах стали появляться спектакли почти репортажной точности. Они были основаны на многочисленных интервью и поднимали острые темы.

В русский театр вербатим вошёл на рубеже XX-XXI веков благодаря команде английского театра Royal Court. В 1999 году директор международного отдела Royal Court Элиз Доджсон во время визита в Москву провела для русских драматургов семинар по работе с вербатимом. В 2002 году в Москве открылась постоянная площадка театра документальной драмы – «Театр.doc».

Для работы в технике «вербатим» драматург, прежде всего, выбирает тему (общественно-политическую, социальную, биографическую, этическую и т.д.). Как правило, драматурга интересуют носители уникального жизненного опыта. Далее он отбирает группу людей, которые так или иначе связаны с выбранной темой, планирует и формулирует вопросы для будущего интервью и непосредственно его проведение.

Далее перед автором встает вопрос о том, как из монологического текста интервью создать текст пьесы. Интервью редко содержит в себе внутренние диалоги, поэтому текст пьесы создается либо посредством монтажа нескольких монологов, которые автор каким-либо образом связывает между собой, либо компоновкой отдельных реплик из разных интервью.

Такая последовательность действий в технике «вербатим» получила название «классический» или «ортодоксальный» вербатим. Однако, как отмечали участники российского вербатим-проекта, «в России все эти первоначальные понятия зажили своей жизнью, и сколько в «Театр.doc» спектаклей, столько своих методов принесения реальной речи персонажей на сцену».

На сайте театра перечисляются еще несколько методов, используемых, в основном, в спектаклях по вербатим-пьесам: «лайф-гейм» (импровизационное разыгрывание жизни персонажей до или после спектакля при зрителях), «глубокое интервью» (актёр присваивает себе документальный материал персонажа и как бы перевоплощается в него, дает от его имени интервью, отвечает на вопросы зала) и др.

Достаточно известны и описаны первые тексты и спектакли «вербатим» начала 2000-х годов. Среди них можно назвать:

«Угольный бассейн», созданный участниками кемеровского театра «Ложа» – Константином Галдаевым и Яной Глембоцкой, материалы для которого были собраны в шахтерском городе Берёзовский;

– московский спектакль «Цейтнот» Екатерины Садур и Георга Жено, собранный из интервью с солдатами, после чеченского фронта находившихся на лечении в реабилитационных центрах;

– «Преступления страсти» Галины Синькиной на основе материала, собранного в Шаховской женской колонии строго режима;

– пьесу Елены Исаевой «Первый мужчина», затронувшую тему инцеста, и другие.

В России вербатим стал востребованным методом документального театра. Одним из самых известных популяризаторов вербатима был актёр, режиссёр и педагог Дмитрий Брусникин. В 2010-х годах он представил две громкие документальные постановки – «Это тоже я. Вербатим» и «Транссиб», которые можно увидеть на сцене театра «Практика».

Спектакли, созданные в технике «вербатим» можно найти в репертуаре и столичных, и региональных театров. Нередко они попадают в программы театральных фестивалей и гастролей.

Для подготовки статьи были использованы следующие источники:

  1. Болотян И.М., Вербатим // Новый филологический вестник. – 2011. – № 2 (17). – С. 81-88.
  2. Журчева О.В., Вербатим как механизм создания «Новой документальности» в новейшей русской драме // Филология и культура. – 2016. – № 3 (45). – С. 84-88.
  3. Пружина И.А. Девяностолетний современный документальный театр // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. Философия. Политология. Культурология. – 2017. – № 1. – С. 63-71.
  4. Портал Культура.РФ
  5. Сайт «Театра.doc»