Флориан Зеллер снова на московской сцене: в Театре Вахтангова репетируют пьесу «Обратная сторона медали»

В Театре Вахтангова полным ходом идут репетиции нового спектакля, премьера которого намечена на май. Театр впервые обращается к творчеству современного французского драматурга Флориана Зеллера, но не к популярной трилогии «Папа», «Мама», «Сын», поставленной во многих театрах, а к малоизвестной российскому зрителю пьесе «Обратная сторона медали». Это история о семейной паре среднего возраста, которая приглашает к себе на ужин друга с новой возлюбленной, из-за которой он развелся с женой. Появление обворожительной молодой блондинки заставляет хозяев дома испытать разные эмоции, а возникшее чувство неловкости при первом же знакомстве создаёт атмосферу постоянного напряжённого диалога.

Фото: Анна Смолякова

За постановку непростой истории взаимоотношений взялся Эльдар Трамов (это его первая самостоятельная режиссёрская работа) и пригласил в свою команду замечательных актёров: Евгения Князева, Яну Соболевскую, Игоря Карташёва и Асю Домскую.

Фото: Анна Смолякова

Благодаря гостеприимству Театра Вахтангова мы стали свидетелями таинства – репетиционного процесса, обычно скрытого от чужих глаз. В течение трёх часов мы следили за тем, как рождается спектакль, и, конечно, по завершении репетиции попросили участников сказать несколько слов о своей работе.

Фото: Анна Смолякова

🎤 Эльдар Трамов, режиссёр: 

У названия пьесы L’envers du decor может быть много версий перевода, например – «перемена декораций» или «фасад», но в любом из вариантов это что-то, не имеющее однозначного решения. Мы остановились на названии, которое предложил переводчик, «Обратная сторона медали». Мне оно показалось поэтичным, правильным, хотя внутренне мы придерживаемся ключа «перемены декораций».

Фото: Анна Смолякова

В пьесе четыре персонажа: супружеская пара Изабель и Даниэль, их друг Патрик, который бросил жену после двадцати лет совместной жизни, и молодая Эмма, с которой Патрик строит новую счастливую жизнь. Вот такая простая сюжетная линия. Но Зеллер хитро всё написал. При первом прочтении кажется: какая банальная вещь, а как копнёшь глубже – там и Чехов есть, и экзистенциальные вопросы поднимаются. Требуется ключ к пониманию. Основной приём пьесы – выведенные наружу внутренние диалоги и мысли героев. Как если бы я говорил одно, а думал в это время о другом. В общем, неоднозначная пьеса.

Фото: Анна Смолякова

Я бы не взял этот материал, если бы не был уверен в выбранных актёрах. Зеллер – очень непростой автор. У него не скроешь уровень личности артиста. У него актёр, исполняющий роль, не может быть личностью меньшего масштаба, чем персонаж, которого он играет. Не спрячешься.

Фото: Анна Смолякова

Мне кажется, эта пьеса очень важна сейчас, потому что мы все с момента пандемии запутались – и даже до конца не понимаем, насколько сильно запутались. Мне тут интересна очень простая мысль: всё начинается с меня. Почему у Изабель и Даниэля проблемы, они ведь любят друг друга? Потому что очень лично стали жить, как мы все в пандемию – своими интересами. Совсем не обязательно устраивать скандалы, чтобы жизнь вокруг перестала тебя интересовать, волновать и радовать. Достаточно просто сконцентрироваться на самом себе.

🎤 Игорь Карташёв, исполнитель роли Патрика:

Эта пьеса про нас, про нашу жизнь. Я так живу, все мои друзья так живут. Очень часто мы не можем сказать то, что думаем. Внутри человека идёт постоянный монолог: что бы я сказал, как бы ответил, если бы… А на самом деле произносим совсем иные слова. Тут и лицемерие, и правда, и боль, и невысказанное – то, что я могу только ночью в подушку сказать, чтобы никто не услышал. Очень страшно, что для того, чтобы просто поговорить с любимой женщиной, нужно какое-то происшествие, в данном случае, чтобы друг пришёл с любовницей. Всё это очень узнаваемо, очень жизненно, и важно донести это до зрителя по-актёрски точно.

Фото: Анна Смолякова

Поначалу мне было неуютно, казалось, это совсем не мой материал. Вот «Очарованный странник» – мой (улыбается). Но Эльдар меня переубедил, он поразил меня глубоким пониманием человеческих взаимоотношений, он очень хорошо чувствует психологию персонажей, точно и верно выстраивает картину спектакля. Работать с ним сложно, но интересно. Я впервые в своей актёрской практике сталкиваюсь с таким материалом, и разбирать его – новый опыт. Мы прорабатываем малейшие нюансы, у нас практически лаборатория. 

Фото: Анна Смолякова

Мой персонаж ещё не до конца сформировался, я всё ещё ищу и открываю его грани. Мне кажется, драматург как-то не подумал обо мне (улыбается), я вижу совсем другой финал этой истории. Но главное, что я понял, образ Патрика – это маска. Конечно, он осознаёт недолговечность своих отношений с Эммой и то, что уже не в силах угнаться за молодостью, но зачем-то эта не слишком красивая история ему необходима.