Нет памяти – нет проблем. Спектакль «Исход», Театр «Шалом»

Обновлённый театр «Шалом» представил первую премьеру – спектакль «Исход» Петра Шерешевского по пьесе Полины Бородиной. Это история, где можно размышлять о смысле жизни, искать параллели с библейским сюжетом, погружаться в остросоциальные темы, а также проследить одну конкретную попытку обнулиться и начать жизнь сначала.

Главный герой живёт в психоневрологическом интернате (ПНИ), он называет себя Моисеем, якобы ничего не помнит, участвует в некоем исследовании, которое должно способствовать восстановлению памяти, заводит друзей среди соседей, переживает предательство одного из них, затем ему же пытается исповедоваться. Исповедь Моисея – рассказ об Андрее, который сбежал из беспросветной жизни в однокомнатной квартире с особенным ребёнком и женщиной, которая давно стала чужой, где нужно зарабатывать деньги на двух работах, помогать по дому и совсем нет возможности отдыхать.

Источник фото: официальный сайт театра «Шалом». Фотограф: Лана Павлова

Моисей-Андрей (Дмитрий Уросов) придумал историю с потерей памяти, чтобы найти безопасный выход из опостылевшего быта: здесь никто его не осудит, не упрекнёт, не может ничего требовать – у него нет памяти и нет проблем. Но что делать с новой жизнью в сложившихся обстоятельствах он не знает и просто ничего не делает. Перед ним маячит, как недосягаемое облако, образованная и обаятельная девушка-психолог (Анна Котляр), включившая его в научное исследование. Интересным режиссёрским ходом она появляется на сцене в купальниках и белье как с обложки журнала, демонстрирует идеальную фигуру, прекрасную гибкость и бойкий ум, подчёркивая разный социальный статус и жизненный подход себя и пациента.

Чтобы хоть чуть-чуть приблизится к ней, Моисей-Андрей продолжает свой обман и без зазрения совести возмущается из-за того, что его лишают этого общения и некоторых благ, сообщая об окончании исследования. И даже тогда ему не хватает смелости рассказать правду о себе обманутому специалисту, как и не было её, чтобы поговорить начистоту с женой.

Источник фото: официальный сайт театра «Шалом». Фотограф: Лана Павлова

Его страх только усиливается, когда он осознаёт, что жизнь в ПНИ тоже беспросветна: ведь в такое место он хотел отправить своего больного сына, а здесь бесконечный день сурка и никакой надежды на выздоровление, и даже в футбол поиграть нельзя – нужно разрешение главврача (Александр Мокроусов), строгого, но справедливого. Героя поражают истории его новых друзей из интерната, которых мастерски воплощают Янина Хачатурова и Антон Шварц: так и он проживёт оставшиеся годы, задержись в этих стенах.

Из своего личного ада Моисей-Андрей попал в ад социальный, ещё более страшный, но помогающий сбросить шоры, почувствовать чужую боль, многое осознать, соприкоснуться с системой, где прямо говорят, что каждое койко-место – это деньги. Но эти осознания не добавляют фальшивому пациенту желания исправить ошибку и вернуться домой. Так сильно отвращение к нему, так непосильна ноша. И он предпочитает двигаться в тупик. Бессмысленные странствия Моисея-Андрея закончатся, когда его найдёт жена (Вероника Патмалникс), ненавистная, но родная и близкая. Останутся воспоминаниями его неудачный исход, новый опыт, новые впечатления.

Источник фото: официальный сайт театра «Шалом». Фотограф: Лана Павлова

Стараниями художника Надежды Лопардиной вся жизнь Моисея-Андрея умещается на сцене как на ладони: здесь нашлось место и больничной койке, и столику в кафе, и кабинету главврача, и больничному карцеру. Символом стремления к светлому будущему становится детская площадка, где Моисей-Андрей работает «художником» в рамках реабилитационного исследования. Он яркими красками рисует свой новый мир, но «заказчика» (Антон Ксенев) не устраивают то крест, то радуга, да и рисунки ему не важны, а скорее им движет интерес общения с человеком, который ничего не помнит, – так много своих проблем, что хочется всё забыть. Большое место в спектакле отведено видео (видеорежиссёр – Михаил Багрянцев), где крупным планом мелькают одна за одной психологически выстроенные мизансцены, замирает в своих исканиях Моисей-Андрей, с элементами анимации и гротеска обыгрывается быт интерната. Тут на экране маленький человек становится большим, а его миниатюрная в масштабах вселенной жизнь – просто огромной, и вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» ещё более очевидными.