«Кушать подано!» Премьера спектакля «Опасные связи» в театре «Мастерская Петра Фоменко»

Шодерло де Лакло известен в литературном мире эпистолярным романом «Опасные связи». Сам великий Стендаль считал это сочинение значительнейшим произведением французской литературы XVIII века. «Письма, собранные в одном частном кружке лиц и опубликованные в назидание некоторым другим» – такой подзаголовок напрямую указывает на поучительную установку. Не окажется ли она устаревшей для человека XXI века? Неужели любовные интриги, соблазнение чужих жён и невинных девиц сегодня могут рассказать о чём-то важном, а главное – о новом? Ведь кажется, что после сексуальной революции никаких табу нет.

Сатирический роман о нравах французской аристократии давно стал вызывать интерес у режиссёров. Кто-то превращает переписку в ироничную комедию, другие – облекают в мрачные краски. Егор Перегудов в «Мастерской Петра Фоменко» выбирает свой путь: «Мы старались уходить от морализаторства. Для нас вопросы важнее ответов. А главный вопрос, который задает Шодерло, один — что такое настоящее счастье?» Премьера, которая идёт в пространстве Зелёного зала Старой сцены не только о счастье, но и о превратностях красоты. 

Фото предоставлены пресс-службой театра. Фотограф Сергей Петров

В программке оригинально указаны создатели спектакля: шеф-повар – Егор Перегудов, фуд-арт и дресс-код – Владимир Арефьев, ассистент по дресс-коду – Ирина Белякова, световой сомелье – Дамир Исмагилов, су-шеф – Мария Козяр. Такой необычный подход продолжается и в перечислении действующих лиц, представленных под грифом «меню»: аппетайзеры, основные блюда и десерт. Ресторанная тема на этом не заканчивается.

Зрители оказываются приглашёнными на пышный обед (или ужин, не имеет значения). Длинный, будто бесконечный стол щедро заставлен блюдами и напитками. Тут устрицы, крабы, дичь, море фруктов и всего, чего душа пожелает. Такое меню не просто утолит голод, оно подарит удовольствие! Но герои Шодерло де Лакло сыты, они скорее играют едой и больше томимы голодом другого рода – сексуального. Над столом зеркальная галерея, в которой отражаются то блюда, то виновники действия, а то и сам зритель. Такой приём будто намекает: а вы разве никогда не думали об ЭТОМ?

Фото предоставлены пресс-службой театра. Фотограф Елена Юнина

Дегустация сопровождается музыкой Монтеверди, Перголези и Пёрселла. Полумрак, горят свечи, стол переполнен яствами, дорогие ковры, мажорная цветовая гамма: стилистика повторяет натюрморты голландских мастеров. Всматриваясь в картинку, становятся ясно читаемыми символы суетности бытия человека. Опрокинутые бокалы, обезглавленная дичь, сочные фрукты, обречённые на скорое гниение. Роскошь, которая при первой встрече восхищает глаз, а затем начинает пугать. На фоне бренности всего сущего мы слышим тексты из писем аристократии, где: измены, обманы, интриги, пошлости, любовные игры и страх перед Богом…  

«Род человеческий не совершенен ни в чем – ни в дурном, ни в хорошем», – утверждает Шодерло де Лакло. Среди изысканного оформления фигуры героев в идеально скроенных, элегантных нарядах воспринимаются как часть банкета. Это очередные блюда, аккуратно поставленные на стол милой служанкой Жюли (Стефани Елизавета Бурмакова). Кто кого съест – вопрос…

Фото предоставлены пресс-службой театра. Фотограф Елена Юнина

«Мужчина наслаждается счастьем, которое испытывает он сам, женщина – тем, которое даёт она», – цитата применима к образу Президентши де Турвель. Замужняя благочестивая дама долго держала оборону и не поддавалась соблазнениям Виконта, но… в какой-то момент сдалась. Сцена её падения и смешна, и трагична одновременно. Турвель остаётся в нижнем белье, бросает себя в ноги объекту страсти, как кость бросают собаке. Она будто приносит себя в жертву: обливает маслом, вином, обмазывает соком фруктов, добавляет приправу. «На, ешь!» – кричит её тело. Серафима Огарёва играет замечательно. Огненно, но без нарочитости. Трагическая нотка звучит во всей природе её героини. Мажорным аккордом эта нота продолжает звучать в образе Сесиль.

Фото предоставлены пресс-службой театра. Фотограф Лариса Герасимчук

Невинную простушку играет молодая актриса Дарья Коныжева, которая параллельно изображает и мать Сесиль – Мадам де Воланж. Турвель и Сесиль внешне похожи на ангелов во плоти, поэтому их падение так безжалостно и кроваво. До последнего хочется верить, что они сумеют устоять грязным распутствам, но нет… Своеобразную вариацию Дон-Жуана Виконта де Вальмона играет Томас Моцкус. Актёр не обладает героической фактурой, но ему удаётся сделать персонаж убедительным благодаря мужскому обаянию и харизме. Виконт доказывает мысль автора о том, что любовь «превращает в полных тупиц тех, над кем забрала власть…»

Фото предоставлены пресс-службой театра. Фотограф Сергей Петров

Второе действие открывает монолог Маркизы де Мертей. Полина Кутепова солирует не только в этой сцене, но и на протяжении всего спектакля, поддерживая ироничный тон. Благодаря ей жанр не скатывается в монотонную мелодраму. Очень удачный дуэт Полины Кутеповой и Рифата Аляутдинова. Молодой актёр играет Шевалье Дансени. Его персонаж меняется: в начале спектакля дрожащий, наивный парень с широко распахнутыми глазами, а ближе к развязке уверенный господин своей жизни. Дансени не сумел устоять перед соблазнами Маркизы. Убив на дуэли Виконта, он убивает в себе мальчика и становится мужчиной.

Темп у спектакля ленивый, тягучий, порой усыпляющий. Это происходит потому, что для Егора Перегудова юмор и сарказм сюжета отходят на второй план, уступая место задумчивому настроению. Режиссёр демонстрирует красоту и любовь с изнаночной стороны. Для этого ему важна сосредоточенность и барочная вальяжность.

«Опасные связи» – спектакль-притча или предание, изложенное не через проповедь, а в форме интимного разговора между приятелями, которые шёпотом нарушают тишину званого ужина. Каждый присутствующий узнает из их беседы то, о чём большинство предпочитает умалчивать.