Участники фестиваля «Уроки режиссуры». Андрей Горбатый

Андрей Горбатый-младший окончил актерско-режиссерский курс Григория Козлова в Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства. С 2014 года – артист Санкт- Петербургского государственного театра «Мастерская». Среди постановок режиссера –  «Иван и Черт» по главам романа «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевского, «День, когда я проснулся» – сказка по мотивам повестей северных авторов, «Путешествие «Голубой стрелы» по мотивам сказки Дж.Родари и другие.

На фестивале «Уроки режиссуры» представлен спектакль Андрея Горбатого «Счастье моё» по пьесе Червинского. В режиссуре Андрея Горбатого это получился спектакль о возрождении мира. После войны жизнь раскололась надвое – до катастрофы и после катастрофы. Из развалин поднимается новая жизнь. Как строить будущее – с нуля заново или же восстанавливая разорванные связи между временами?

Нам интересно, что думают молодые режиссеры о современном театре, его тенденциях и векторе развития, поэтому мы задали всем участникам фестиваля «Уроки режиссуры» несколько вопросов. Вот что рассказал нам Андрей Горбатый.

– Фестиваль «Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры» важен? Если да, то для кого – для зрителей, участников или просто как событие?
Безусловно, важен. Особенно для молодых режиссеров. Это возможность показать свой спектакль людям, которые очень хорошо разбираются в театре. Для начинающего режиссера это огромный опыт. И для зрителя фестиваль важен – особенно в год, когда спектакли показывают мэтры. Это огромная концентрация хорошего, большого театрального творчества.

– Какой театр нужен современному зрителю?
Который говорит на понятном языке о проблемах, волнущих зрителя.

– Как в разнообразии новой драмы и классики выбрать, что ставить?
Главное, чтобы материал зацепил темой и каким-то открытием. Чтобы захотелось сочинять способ, которым можно «открыть» это внутри зрителя. Тогда не важно, классика это или новая драма. Абсолютно не важно.

– Как изменился язык театра за последние 10 лет?
Театр стал включать зрителя внутрь процесса, происходящего на сцене, или на том, что заменяет сцену. Стал играть со зрителем – не заигрывать, а именно играть. Пытаться включить его в эту игру не как наблюдателя, а как активно действующее лицо. Мне кажется, это одно из основных изменений.

– Какую миссию несет театр сейчас? (просвещение, развлечение, эмоциональное воздействие)
Каждый художник сам выбирает себе миссию. Кто-то хочет просвещать, кто-то – излечивать, предостерегать или побуждать. Мне кажется, что театр должен объединять людей общим переживанием и проживанием чего-то.

– Что Вы ставите «во главу угла» в своих спектаклях?
Это сильно зависит от темы и от материала, который я выбираю. Но во главе угла обязательно стоит человек и его душа. И ничего другого.

– Насколько сильно различается театр столиц (Москва, Спб) от театра регионов?
Не могу ответить на этот вопрос, так как изнутри у меня очень маленький опыт. А если по внешним признакам, то, мне кажется, в информационном обществе вопрос различия уже преодолен. Понятно, что отличаются режиссеры между собой, отличаются труппы. Но в целом, я не думаю, что театр в столице и в регионах сильно отличается. 

– Какое собственное достижение в режиссуре Вы считаете наиболее значимым на данном этапе?
Я еще молодой, надеюсь, достижения будут в будущем. Спектакль я поставил – вот, уже что-то, уже не плохо.

– Что бы Вы посоветовали начинающим коллегам-режиссерам?
Что я, начинающий режиссер, могу советовать? Совет один для всех, и это не совет даже, а некое обязательное условие – работать, работать, работать. И все. Только это.

Автор Наталия Мануйлович