Спектакль «Гадкие лебеди», Музей истории ГУЛАГа и Творческое объединение «Таратумб»

Мониторы, планшеты, скайп-конференции, полное отсутствие проводов и смесь реальности с виртуальным миром. В Музеи истории ГУЛАГа идёт спектакль «Гадкие лебеди» по одноимённой повести братьев Стругацких, созданный в Творческом объединении «Таратумб». Режиссёры Ольга Шайдуллина и Антон Калипанов перенесли действие из 1970-х годов XX века в современный мир и наделили героев признаками поглощённых гаджетами горожан.

У писателя Виктора Банева творческий кризис, он ищет смысл жизни и заниматься земными проблемами ему совсем не хочется. Однако то жена на него наседает, не зная, что делать с отбившейся от рук дочерью, то на встречи с читателями ходить нужно. И как на зло город, где он живёт, заливает дождями и некоторые люди превращаются в «мокрецов» – больных странной заразой людей, которых отселяют в отдельный район, некую зону отчуждения.

В жизни Виктора случается много событий: и отношения с дочерью налаживаются, и встреча с местными гимназистами проходит успешно, и чиновники просят содействия известного писателя в решении городских вопросов… Однако в один прекрасный день все дети города уходят к «мокрецам», а как и почему так вышло, взрослые не заметили.

Режиссёры Ольга Шайдуллина и Антон Калипанов смешали в этой истории кукольный театр и научно-технический прогресс: на сцене на равных с обычными людьми, детьми и взрослыми, перемещаются GIF-куклы – марионетками в руках актёров стала электроника, встраиваемая в костюмы и декорации. Действие разворачивается на фоне видеоинсталляций, кусочков кинофильмов, компьютерной графики. То и дело загораются и гаснут мониторы, на связь с главным героем выходят собеседники из различных сфер жизни и различной степени знакомства с ним.

Невозможно понять, как технически сделан этот спектакль: настолько стремительно одна сцена сменяет другую, а главный герой будто перелетает от решения одного вопроса к другому. При этом возникает ощущение, что реального Виктора Банева не существует. Он уже часть некой виртуальной нереальности, где люди не способны отследить не только перемещения своих детей, но и направление собственной жизни, которая стремится в тупик, в бегстве от жестокой реальности.