Премьера спектакля «Старший сын», Театр им. Вл. Маяковского «…жизнь всегда умнее всех нас…»

Говорят, для того чтобы выучить китайский язык, надо забыть все прочие иностранные языки, которые знаешь. С пьесой Александра Вампилова «Старший сын» после выхода в свет одноименной кинокартины (1975) происходит подобная история — чтобы поставить ее на сцене, необходимо абстрагироваться от прекрасного фильма, а это трудно.

фото: Татьяна Мордвинова

В театре им. Вл. Маяковского за эту непростую задачу взялся молодой режиссер Анатолий Шульев. Премьера состоялась 24 января и стала для театра первой в наступившем году.

фото: Татьяна Мордвинова

История о том, как незнакомый молодой человек Владимир Бусыгин (Алексей Дякин) за один день становится членом семьи Сарафановых, автор называет комедией. Комедийное начало действительно заложено в сюжете, но такова загадка драматургии Вампилова, что все, о чем он разговаривает со зрителем в своих четырех главных пьесах, всегда окрашено легкой грустью и лиризмом.

фото: Татьяна Мордвинова

Сохранить это удивительное вампиловское настроение создателям спектакля удается вполне. Режиссер не боится быть слегка несовременным, академичным, не стремится к поискам иных параллелей и смыслов. Вероятно, только таким образом и возможно сохранить хрупкую атмосферу оттепельной лирики с ее стремлением вглубь человеческих отношений.

фото: Татьяна Мордвинова

Окрашенная в серый цвет начальная мизансцена как кадр черно-белого фильма – тоже оттуда, из шестидесятых. Спиной к зрителям — мужчина в плаще и шляпе в призрачном свете летающих под ветром фонарей. В этой застывшей картинке есть нечто сюрреалистическое, словно на сцене ожил герой Рене Магритта.

фото: Татьяна Мордвинова

Сценография этой постановки (сценограф Мариус Яцовскис) заслуживает особого внимания, являясь по праву одним из действующих лиц спектакля. Она подробна и внимательна к деталям, от торшера до треугольных молочных пакетов в холодильнике. Геометрия декораций художественно очень близка изображаемой эпохе. В ней универсально соединяются переплеты железнодорожных опор, пристанционные домишки, колонки с водой и фонари с ностальгически точным по исполнению интерьером сарафановской квартиры.

фото: Татьяна Мордвинова

Выбор на роль Сарафанова Игоря Костолевского, на первый взгляд, представляется неожиданным. Однако уже с первых минут спектакля именно такой папа принимается сердцем и разумом с нежностью и сочувствием. Для этого актеру достаточно нескольких крошечных штрихов — поддернутые брюки в смешном сочетании с галстуком-бабочкой, нелепый и трогательный вид провинциального интеллигента, щурящего глаза под большими очками, съежившегося в предчувствии одиночества. Его взрослые дети Нина (Полина Лазарева) и Васенька (Станислав Кардашев) как раз собираются разлететься из гнезда. Отец делает слабые попытки их удержать, и в этот драматичный момент в жизни семьи появляются «старший сын» Владимир с приятелем Сильвой (Владимир Гуськов).

фото: Татьяна Мордвинова

Алексей Дякин — актер органичной эмоциональности: в резких перепадах настроений героя он верен и страстен до абсолютного правдоподобия и слияния с образом. Бусыгин боится потерять своих новых близких, как боится этого и Сарафанов. Темперамент и душевная открытость нежданного гостя подталкивают всех к неожиданным для самих себя действиям и становятся опорой распадающейся семьи. У Алексея Дякина получается очень вампиловский герой, наверное, как раз такой, каким видел его автор пьесы. Он не слишком похож на студента, в своей серой кепочке скорее напоминает гопника, но, по ходу действия, из молодого беспечного ловеласа он превращается в настоящего мужчину, по-сибирски основательного, надежного.

фото: Татьяна Мордвинова

Это сразу примечает и Нина, героиня Полины Лазаревой. Ее изначальная недоверчивость, резкость и максимализм являются защитной реакцией от жесткого мира, в который девушка, тем не менее, стремится с трепетным желанием перемен, свойственным молодости. Актрисе отлично удается сыграть этот едва заметный переход из подростка в юную женщину, которая просыпается в героине после встречи с Владимиром.

фото: Татьяна Мордвинова

С подобным развитием образа только в противоположную сторону сталкивается и актер Владимир Гуськов. Его Сильва выходит на сцену симпатичным франтоватым молодым человеком, авантюрным и беззаботным, но не вызывающим ни малейшей антипатии. К концу пьесы герой раскрывает свое подлинное нутро: скользкое, подлое и хамоватое.

фото: Татьяна Мордвинова

Хорош вихрастый Васенька Станислава Кардашева. Порывистый тинейджер пытается сбежать из дома от несчастной любви к взрослой женщине. Он во всем копирует сестру — в первоначальном недоверии к пришедшим, в своей попытке решить проблему отъездом, в чутком и мгновенном братском чувстве к Владимиру.

фото: Татьяна Мордвинова

Им всем не хватало друг друга и в один прекрасный вечер они друг друга нашли. Пьеса Вампилова, конечно, не только об этом. «Она тонка, глубока, сложна, необычна. На первый взгляд, такая наивная и легкая история, но, если копнуть, там такая глубина…и мне, как актеру, нужен был такой материал. Во-первых, это классика, а я люблю классику. Во-вторых, как актеру мне чего-то подобного не хватало. Наверное, вот такой встречи. Когда человек выходит на сцену одиноким, а в конце у него — семья», — рассказал журналистам после спектакля исполнитель главной роли Алексей Дякин.

фото: Татьяна Мордвинова

Драматургия Александра Вампилова, действительно, классична и невероятно сценична. В ней есть четкое триединство действия, места и времени, внезапные повороты сюжета, внятная структура и мысль. Как говорится: бери и твори. Именно так и поступили в Театре Маяковского — соединили прекрасный актерский ансамбль, великолепную сценографию, музыку, и первая встреча знаменитой московской сцены с творчеством блестящего иркутского драматурга получилась теплой, спокойной и легкой. Это тот самый случай, когда после спектакля легко становится на душе, и жизнь уже не кажется суетной и безнадежной.

Поделиться ссылкой: