Магия пластического транса: «Смерть и девушка / Second Сast» от театра «Балет Москва»

Пастельные краски, правильные линии движений, перетасованные с ломаными изгибами тела и максимальный внешний аскетизм – всё это синтезировал в себе пластический спектакль «Смерть и девушка / Second Сast» от театра «Балет Москва». Музыкальную партитуру І отделения составляет Струнный квартет №14 ре минор Франса Шуберта, написанный в 1824 году. Музыковеды интерпретируют это произведение как негласное завещание композитора, ведь тема смерти пронизывает все четыре движения квартета и становится центральным лейтмотивом.

фото: Людмила Сафонова

Хореограф Исан Рустем (Швейцария – Великобритания), создавая пластический текст постановки, с трепетным уважением отнёсся к эфиру музыки. Чувственная классическая мелодия тонкими нитями переплетается в каждом движении и хрустально замирает в статичных позах, подобным ренессансным статуям. Художник Дмитрий Разумов создаёт мир тонких вибраций, где цвет и фактура – это оттеночный фон, индивидуально-точечно выделяющий исполнителя на общей картинке действия. Здесь каждый – отдельная история, и вместе с тем, весь ансамбль – это ядро организованной живой системы, способной дышать и чувствовать. Спектакль идёт в сопровождении струнного квартета «Ad Liditum» (Антон Якушев – скрипка, Екатерина Кузеванова – скрипка, Елена Федотова – альт, Денис Калинский – виолончель).

фото: Людмила Сафонова

Второе отделение режиссировано Анастасией Кадрулевой и Артемом Игнатьевым.  Second Сast продолжает шубертовскую тему жизни и смерти, расширяя её идеей о постоянных метафизических странствиях человека, обреченного на поиск своего места под Солнцем. Нивелируя идентификацией, сценическое повествование рассказывает о простом человеке – не гении и не герое.

фото: Людмила Сафонова

Осознавая то, что мы все сделаны под «копирку» (эта мысль подчеркивается черными париками), лирический герой пытается выйти за очерченные рамки и ощутить в себе космическое безграничье. Семь историй как сем нот, где вся радость и горечь человеческого бытия, раскрывается через неожиданные пластические рисунки. Простые и изящные, но вместе с тем – настораживающие, поскольку последующий жест или поворот головы – это начало другого характера, противоположного настроения. Имманентное слияние работы композитора Василия Пешкова, художников Екатерины Злой и Томаса Йелинека (Австрия) создаёт глубокий эмоционально сильный заряд, окутывающий весь зал невидимой вуалью. В этом пространстве даже акт дыхания сбалансирован на уровне одновременного вдоха и выдоха. 

Финал!.. Истории бессловесно рассказаны, прочитаны все визуально-телесные иероглифы, но энергетический посыл спектакля «Смерть и девушка /Second Сast» не заканчивается с опусканием занавеса. Мощное течение пластической многословности ещё долго будет относить к новым фантастическим берегам подсознания, где слова заменяет музыка, а язык тела не устаёт возвеличивать человека. Ведь главное в работе «Балета Москва» – сладостный триумф красоты!