Дух Агаты Кристи на сцене Театра Олега Табакова. Спектакль Владимира Машкова «И никого не стало»

«Десять негритят отправились обедать,
Один вдруг поперхнулся, и их осталось девять…»

Наверное, эту считалочку из знаменитого романа «Десять негритят» королевы детектива Агаты Кристи, знают все, во многом благодаря прекрасному одноименному фильму Станислава Говорухина. В 1987 году, когда режиссер выпускал фильм, слово «nigger» в западном мире было уже давно вне закона. Россия оставалась редкой страной, где роман знаменитой писательницы публиковался под оригинальным названием. Почти все иностранные издания и экранизации романа носят нейтральное название «And Then There Were None» («И никого не стало»). Именно так переименовала роман Агата Кристи, когда ее попросили написать пьесу на его основе. В ней негритята были заменены на индейцев.

Фото: Людмила Сафонова

В новом спектакле Театра Олега Табакова «И никого не стало» считалочка, висящая на стене, тоже рассказывает о трагической судьбе маленьких индейцев. Художественный руководитель театра и режиссер спектакля Владимир Машков обыграл индейскую тему с помощью скульптора Александра Рукавишникова, выступившего также сценографом спектакля.

Фото: Людмила Сафонова

На сцене десять авторских скульптур тотемных животных, каждая из которых олицетворяет одного из героев: росомаха, броненосец, индюк, арапайма, муравьед, черепаха, пиранья, гарпия, медведь и пантера. Гадать, какое животное подходит тому или иному персонажу во время спектакля невозможно, этот квест будет бонусом внимательному зрителю и своеобразным продолжением постановки.

Фото: Людмила Сафонова

Итак, в роскошный особняк на таинственном острове приглашены под разными предлогами десять человек. Между ними нет ничего общего, кроме одного: все они в разное время и при разных обстоятельствах стали причиной смерти одного или нескольких людей. О человеке, пригласившем эту компанию на остров известно только, что подписывается он – А.Н.Оним. Пока гости пытаются понять смысл происходящего, их начинают убивать – одного за другим, теми же способами, что и в висящей над камином считалочке про маленьких индейцев.

Фото: Людмила Сафонова

А как хорошо все начиналось. Романтичный остров, шикарный особняк с дивными интерьерами, изысканная кухня и безупречное обслуживание. Именно этого ожидают наши герои, один за другим входящие в стеклянные двери террасы.

Фото: Людмила Сафонова

Вера Клейторн (Аня Чиповская) пребывает в великолепном расположении духа, напропалую флиртуя с капитаном Ломбардом (Евгений Миллер). Боевой генерал Маккензи (Сергей Беляев) добродушно взирает на молодежь, устало опускаясь в удобное кресло, которое он сразу же окрестил «своим». Доктор Армстронг (Виталий Егоров) с тоской и вожделением смотрит на винный шкаф, но от предложенного аперитива наотрез отказывается. Шумно и вальяжно вваливается Блор (Сергей Угрюмов) – полицейский, зачем-то выдающий себя за золотопромышленника, впрочем, не очень успешно. Важно и степенно, как и положено уважаемому человеку, вплывает судья Уоргрейв (Борис Плотников).

Фото Людмила Сафонова

Подбирается вполне приятная компания, которую портят только нагловатый богатенький юнец Марстон (Владислав Миллер) и недовольная всем и вся набожная старая дева Эмили Брент (Алена Лаптева). Гости переодеваются к ужину, слуги – чета Роджерс (Игорь Петров и Яна Сексте) занимаются последними приготовлениями, как вдруг… Таинственный обвинитель громоподобным голосом зачитывает преступления, совершенные всеми этими людьми.

Фото: Людмила Сафонова

Страх, непонимание, отрицание, ярость – в первые секунды все эти чувства затмевают разум героев. Затем они становятся все сильнее и сильнее с каждым происходящим убийством, пока не доходят до края.

Фото: Людмила Сафонова

В этом спектакле у каждой роли очень сложный эмоциональный рисунок, постепенно накапливающий интенсивность и доходящий до максимально возможного в финале. Актеры и режиссер исследуют природу страха, его развитие под влиянием обстоятельств и его разновидности в зависимости от типа личности. Своего рода полноценное психологическое исследование с проведением опытов на самих себе. Но не только страх исследует команда спектакля, а внутренний мир человека в целом (в предлагаемых обстоятельствах). Как тот или иной человек принимает неизбежное? Тихо сидит в кресле и ждет смерти, как генерал Маккензи? Или яростно борется до конца, как Ломбард? Или ждет помощи от Бога, как мисс Брент? Каждый актер в этой постановке исследует какую-то определенную психологическую нишу, выступая одновременно в роли исследуемого и исследователя.

Фото: Людмила Сафонова

Владимир Машков – сам невероятно эмоциональный актер – требует того же от актеров своего театра, будучи режиссером. Наблюдать за виражами страстей чрезвычайно интересно, тем более, что закладываются эти виражи на сумасшедшей скорости.

Фото: Людмила Сафонова

История, происходящая, казалось бы, на одном пятачке развивается столь стремительно, что ее можно сравнить с высококлассным голливудским фильмом в жанре экшн. В некоторых сценах публика подскакивает от испуга и неожиданности, благодаря отлично выполненным трюкам и спецэффектам. Даже самый внимательный зритель не сможет сказать в какой момент исчезают фигурки индейцев с камина, и кто подсыпал яд в бокал (а его подсыпали). И вряд ли получится сосчитать призрачных танцующих индейцев, сменяющих сцены спектакля, настолько это завораживающая картина. 

Фото: Людмила Сафонова

Детектив на сцене – явление нечастое. Это сложный для театра жанр, в первую очередь потому, что подавляющее большинство зрителей отлично знает, что «убийца – дворецкий». А смысл хорошего детектива как раз в том, чтобы этого не знать. Но и здесь Владимир Машков порадовал публику: финал пьесы отличается от финала романа, а пьесу мало кто читал, так что сюрприз обеспечен!

Фото: Людмила Сафонова